Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

Краткая историческая и географическая характеристика Егорьевского края (часть 1)

Современный Егорьевский район расположен в западной части обширной Мещерской низменности, названной так по одному из племен финно-угор­ской народности — мещеры, которая обитала здесь в I — начале II-го тысячелетия- н.э. История этой местности уходит корнями в далекую древность. На территории района археологами обнаружены более 20 археологических памятников разных эпох, начиная от мезолита и неолита — среднекаменного и древнекаменного веков.

Первые письменные известия о селах и волостях Егорьевского района нам известны из духовных грамот (завещаний) великих Московских князей XIV- века князя Ивана Калиты, его сына Ивана Ивановича, Дмитрия Донского, затем Василия I Дмитриевича, Василия II Темного. В них мы постоянно встречаем название: волостей: Холм, Мещерка, Раменка, Кочема, Крутинки, затем села Высокое и Высоцкой волости. Они возникли в XIV-XV веках на землях, присоединенных к Ирсхве в начале XIV века, которые были отвоеваны вместе с Коломной у Рязанского княжества и стали именоваться Коломенскими волостями.

Границы Егорьевского края значительно шире по сравнению с территорией современного района. Образованный на бывших приграничных землях трех великих княжеств, Егорьевский край сформировался с образованием города Егорьевска  XVIII века, когда городу был придан большой уезд. Помимо названных волостей к нему были присоединены окраинные территории некогда го великого княжества Владимирского — волости Сеньга, Шатур, Муром — Сельцо, Пырков стан, от Рязани — волости Купля и Литвуня. Кроме того, от Коломенского уезда присоединены были крупные села по Оке — Дединово, Бело — Ловцы, Любичи, Селемские Борки и ряд деревень Мезенской волости. Таким в конце XVIII века край представлял собой довольно большое объединение земель, но и довольно пестрое по составу людей — разных по духу, национальному языку, вере, обычаям, трудовым навыкам. А если учесть, что до образования территории тут жили остатки угро-финских племен — мещеры, муромы и а также отличные друг от друга летописные вятичи и кривичи, то это разнообразие еще больше усилится. Кроме того, нам известно из летописных сведений, что со времени укрепления Московского княжества в начале XIV века сюда пересе­лялись с южных мест знатные вельможи из Чернигова, Киева со своими семьями и дружинами, которым земли давали в кормление все на той же, пока еще слабо заселенной, местности под Коломной, это еще больше увеличивало пестроту насе­ления. А с учетом переселения в подмосковные волости непокорных новгородцев во времена Ивана III и Ивана IV, пленных литовцев, перед нами встает картина края, который по разнообразию народов, их образа жизни, национальности, вряд ли можно еще найти где-либо в другом месте Руси.

Долгое время в этом крае не было какого-либо объединяющего центра. Лишь во второй половине XVI века, когда село Высокое с волостью было передано в вотчину Чудова монастыря, появился надежный, заинтересованный хозяин. Скоро в селе появился торг, где крестьяне продавали свои товары: мед, воск, хмель, скот, изделия из дерева. Монастырские власти следили, чтобы деревни не пустовали, чтобы не было беглых, чтобы развивались промыслы, а крестьяне были в состоянии платить оброк. Так к концу XVI века село Высокое становится крупным торговым селом. Население других волостей стало объединяться вокруг этого села.

Само село Высокое впервые известно из духовной грамоты Московского ве­ликого князя Василия Темного от 1462 г., по которой князь из Коломенского удела, завещанного сыну Ивану, передал своей жене, княгине Марии Ярославне «село Высокое с деревнями и с бортью». Село Высокое вместе с деревнями оставалось за княгиней до «живота ее», то есть до конца жизни. Известно, что после смерти мужа Мария Ярославна ушла в Вознесенский монастырь, и там под именем Марфы про­жила до 1485 г. С древних времен на Руси существовал обычай передачи вымороч­ных уделов в княжеское владение. Так было и с селом Высоким — оно вновь оказа­лось в великокняжеском владении. Это было уже при Иване III. Однако в его заве­щании от 1504 г., при передаче всего Московского княжения сыну Василию, в числе Коломенских волостей оно не было названо, как не названа и ни одна Коломенская волость.

Более ранние сведения о селе Высоком до нас не дошли. Но среди населения издавна бытует предание, которое, видимо, отражает реальное положение села до упоминания в княжеской духовной грамоте. В нем сказывается, что поселение было образовано еще в начале XIV века, а первым владельцем его был Елевферий, стар­ший сын Черниговского боярина Федора Бяконта, прибывшего в Москву в начале XIV века с женой Марией и со всем своим домом. Сам боярин Федор служил ближайшим помощником Московского князя и даже замещал его во время отлу­чек из Москвы. Боярин Ф. Бяконт был наделен землей близ Москвы. Об этом свидетельствует еще недавно существовавшее село Бяконте в Марфинской волос­ти. Члены семьи и дворовые боярина Федора также получали наделы, в том числе на востоке от Москвы, на свободных землях по течению рек Мерской, Гуслицы и ее притокам Шувойке, Вотаженке. В Москве у Ф. Бяконта родился сын Елевферий, которого крестил князь Иван Калита, еще не быв в великом княжении. Известно, что Елевферий в двадцатилетием возрасте ушел в Московский Богоявленский монастырь и там был наречен именем Алексей. Прослыв грамотным в книжном учении, знании христианского богослужения, в переводе с греческого на славянс­кий язык богослужебных книг, он был выдвинут сначала епископом Владимирс­ким, а со смертью митрополита Феогноста в 1354 г. избран и утвержден в Византии митрополитом Киевским и всея Руси.

В его владении оказались многие земельные наделы, реки и озера во Владимирском уезде. Сказание говорит, что основанное им поселение впоследствии, когда он стал митрополитом под именем Алексей, было названо по его митрополичьему титулу селом Высоким. Свой первый надел с селом Высоким Алексей, видимо, передал своим родственникам, а затем от них село пере­шло в княжеское ведение.

Некоторые краеведы утверждают, что, мол, Алексей, перед своей кончиной в 1378 году оставил завещание, по которому передал село Высокое Чудову монасты­рю, основанному им же в 1365 году, но этого в его завещании не оказалось.

Память об Алексее, как о великом чудотворце, широко распространилась по Руси, и в 1431 году он был причислен к лику святых Чудотворцев. Ему поклоня­лись многие воеводы, бояре, царский двор. Московский воевода Юрий (Георгий) Захарьин, предок бояр Романовых, после взятия города Дорогобужа у литовцев в 1500 году, в знак поклонения перед Чудотворцем Алексеем, подарил селу Высокому резной образ св. Георгия. Об этом рассказывает надпись на полях этого образа, ныне хранящегося в историко-художественном музее Егорьевска. Возможно, что эта ико­на послужила основанием для возникновения и строительства церкви в селе Высо­ком, названной во имя святого Георгия и впервые упоминающейся в писцовой книге 1554 г.

В дальнейшем селу Высокому неоднократно посвящаются царские докумен­ты. В 1536 году молодой царь Иван IV дал льготную грамоту старосте и крестьянам села Высокого. Он же в 1562 году, выполняя предсмертную просьбу своей супруги Анастасии, высоко чтившей святого Чудотворца, передал всю Высоцкую волость в основанный митрополитом Алексеем Чудов монастырь. И в последующие годы цари давали жалованные, таможенные, послушные грамоты Чудову монастырю и крес­тьянам села Высокого, неизменно подчеркивая свое благоволение к памяти свято­го. Такие грамоты давали цари Федор Иванович, Борис Годунов и даже Лжедмитрий I, когда касалось сбора пошлинных денег с торга в селе Высоком в пользу мона­стыря. В XVII веке цари Михаил Федорович и Алексей Михайлович в подобных грамотах называли Алексея «великим Чудотворцем». Это внимание царского дво­ра к селу Высокому, как памяти чудотворца Алексея, способствовало возвышению села среди обширной округи. Если в середине XVI в. Высокое называлось погос­том, то в конце XVI века оно становится торговым селом, что послужило впослед­ствии образованию среди крестьян слоя торговцев, ремесленников, а в конце XVIII века и крупных купцов.