Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

Краткая историческая и географическая характеристика Егорьевского края (часть 2)

Еще до образования города Егорьевска, когда село Высокое в 1764 г. было изъято из вотчинного владения Чудова монастыря и передано в ведение Коллегии Экономии, оно уже было многолюдно, подобно средневековому провинциальному городку, с населением около тысячи жителей. Это дало возможность Московским властям рассмотреть его кандидатуру на статус города, назвав его по имени церкви Егорьевском.

Почему же село Высокое не сохранило свое название при преобразовании его в город? Подобные вопросы задают нередко жители. Время многое меняет, особен­но после того, как не стало бывшего основателя селения; стало возрастать значение церковных названий. Церковь во имя св. Георгия определила название погоста, как Егорий-Высокий, Так же называлось и село, а в Указе Екатерины II от 1778 г. при­нята за основу первая часть, и новый город стал именоваться Егорьевском. Среди местных жителей бытовала легенда, по которой название Егорьевска произошло якобы от слова «объегоривать». Дескать, было такое время, когда данная мест­ность в XII-XIII веках не принадлежала ни одному из княжеств, и шел спор между князьями за право сбора дани на данной территории. Жители этих мест, когда к ним приезжали сборщики дани с Рязани, якобы говорили, что «мы платим дань владимирцам», а когда приезжали владимирцы, то они утверждали, что «мы мос­ковские», и в итоге не платили дань никому, то есть обманывали. Однако само выражение «объегорить» возникло гораздо позже и по другому поводу. С конца XV века, согласно Судебника Ивана III, нанятый на сезонные работы крестьянин мог уйти от помещика за неделю до Юрьева (Егорьева) дня или спустя неделю после Егория. Если удавалось крестьянину уйти до Егория, то он мог похвалить­ся, что «объегорил» помещика. Как видим, этот термин никак не мог послужить основой для названия Егорьевска.

Еще одно обстоятельство, которое способствовало росту многочисленных де­ревень и возвышению сел в округе — это ликвидация татаро-монгольского ига в конце XV века, когда села, деревни получили свободу и безопасность. Это был период, когда появилась возможность передавать для обработки землю крестья­нам, за которую крестьяне платили князю или помещику лишь денежный оброк. В те годы появляются многочисленные, хотя и мелкие еще, деревни. В тот период идет интенсивная расчистка лесов под пашню. Крестьяне, после расчистки земли, рядом с пашней, в черном от золы и гари поле, ставили свои дворы. Такая земля, на которой крестьянин поставил свой двор, называлась черной деревней. Первое вре­мя она находилась в собственности князя, царя. Даже в середине XVI столетия первые переписи по Высоцкой волости назывались переписями черных деревень. Это был уже иной период, в отличие от времени XV века, когда все земли находи­лись в княжеском ведении, как и сами крестьяне. В начале XVI века земля стала даваться за службу в кормление помещику, а те передавали ее для обработки крес­тьянам. Крестьянин был свободным, не закрепленным за помещиком. Получив зем­лю от помещика, он расплачивался своим трудом и денежной платой. Конечно, полным собственником земли оставался князь, царь, и он мог всегда отобрать зем­лю данную помещику на время, на период его службы. Тем не менее, это был уже иной период, когда земля стала возделываться в более широком масштабе. В этот период появился рынок, на котором крестьянин мог излишки продукции продать на рынке и иметь лишние деньги. Землю стало выгодно возделывать.Так сформи­ровались многочисленные деревни в нашем крае. А погосты, как центры волостей, потеряли значение, потому что теперь уже не сам князь приезжает собирать дань, а ему идет плата с земли, которую он передал помещику, а сам помещик собирает дань с крестьян, в том числе денежную. Вот при таких обстоятельствах в конце XVI века исчезают погосты и вновь Высокое называется селом, центром Высоцкой во­лости.

Среди нашего населения ходит еще одно заблуждение, которым наши краеве­ды и местные журналисты любят щегольнуть: что село Высокое якобы раньше вхо­дило в Гуслицкую волость. При этом ссылаются на ряд книг, где такое утвержда­ется. Да, такое в некоторых книгах было написано. Но есть ли факты для такого утверждения? Документы этого не подтверждают. Нас пытаются убедить, что село Высокое и село Гуслица расположены друг от друга всего в 12 верстах, и оба села стоят на одной реке Гуслице, и, что, мол, село Гуслица более древнее. Но оказалось, что с XIV века у каждой волости сложились свои исторические судьбы. Волость Гуслица, известная из завещания великого Московского князя Ивана Калиты от 1339 года, постоянно входила в группу соседних с ней волостей — Селна, Вохна, Куней, и все они передавались новому владельцу в одной связке. Иван Калита в том завещании передает их второй жене своей Ульяне, добавляя при том «как было за княгиней». Значит, эти волости были уже за Ульяной, еще до его женитьбы на ней. Видимо, что эти волости входили ранее во Владимирское княжество, из кото­рого выделилось и Московское в XIII в. Далее. Проследим за Гуслицей по другим последующим грамотам. В завещании Дмитрия Донского от 1389 года вся эта группа волостей — Гуслица, Селна, Вохна, передана сыну Петру, которому он пере­дал г. Дмитров и, тем самым, эти волости вошли в Дмитровский удел. Василий Темный в 1462 году завещает сыну Юрию все тот же Дмитров и «с Замосковскими волостями как было за князем Петром». Как видим, в середине XV века Гуслица, Селна, Вохна опять остаются в Дмитровском уделе. В том же завещании речь идет и о селе Высоком, но оно входило в Коломенский удел. Такое же положение Гуслицы мы находим и по духовной грамоте Ивана III от 1504 года, когда Иван III переда­ет сыну Андрею г. Верею и ему же дает «Замосковские волости Гуслицу, Селну, Вохну». Как видим, хотя и соседи Гуслица с селом Высоким, но исторические судь­бы у них сложились разные. Это подтверждают и другие документы, и в частности «Разъезжая грамота А. Ф. Наумова», которая описывает межи земель между воло­стями Московского уезда, в который входили Гуслица, Вохна и Селна, и волостя­ми Коломенского уезда — Высоцкой и Холмской. Грамота датируется началом XVI века. Нужда в таком межевании была у князя Андрея, который получив г. Верею, естественно не мог эти волости приписать к Верейскому уделу, они остались за ним же, Андреем. Во Владимирский уезд входила Шатурская волость, с которой также проходит межа Высоцкой волости. В последующих веках межа Гуслицкой и Вы­соцкой волостей неоднократно описывались писцами, и между ними сложилась твердая граница, которая не менялась на протяжении с XIV по конец XVIII века.

После секуляризации церковных и монастырских земель, согласно Манифес­та Екатерины II от 1764 года, крестьяне Высоцкой волости освободились от Чудова монастыря и были переданы в ведение государственной Коллегии экономии. Мож­но сказать, бывшие монастырские крестьяне освободились от крепостной зависи­мости на 100 лет раньше, чем крестьяне помещичьи. Это дало возможность кресть­янам Высоцкой волости заниматься свободной торговлей и разными промыслами. Население стало быстро увеличиваться. В 1743 году в селе Высоком числилась 261 душа мужского пола, а в 1763 году в нем проживало уже 580 человек обоего пола. Еще не будучи городом, село Высокое обрело своих торговцев, будущих купцов и мещан. По Указу Екатерины II от августа 1778 года село Высокое-Егорьевское было преобразовано в город Егорьевск. Провозглашение города произошло как и во всех уездных городах Рязанского наместничества, 16 декабря 1778 года. В новом городе числилось 675 жителей. Город был еще не велик, но данный ему новый статус быстро стал преображать его. Вместо государственных крестьян в нем сложился новый социальный слой — купцы и мещане.

С образованием города к Егорьевску был придан обширный уезд. Вместо по­ложенных 30 тысяч населения, в новом уезде оказалось 60 тысяч жителей. Его со­стояние нашло отражение в плане Генерального межевания Егорьевского уезда от 1791 года и в Экономических примечаниях к нему. Согласно этим документам, в уезде состояло 9 425 дворов, а в них числилось 30 265 мужчин и 30 046 женщин. Земельные угодья составили пашни 92 863 десятин, сенокоса 22 481 десятина, лесу 220 674 десятин, а всего 409 128 десятин. В уезде числилось более 800 населенных пунктов.

Территория Егорьевского уезда неоднократно изменялась. В 1796 году, после смерти Екатерины II, по Указу нового императора Павла I Егорьевский уезд был ликвидирован и приписан к Зарайскому округу, но с восшествием на престол императора Александра I уезд, по его Указу от 1802 года, был вновь восстановлен в прежних правах. Однако при восстановлении Егорьевского уезда были «для удоб­ства» оставлены в Зарайском уезде многолюдные и богатые села на реке Оке — Дединово, Белоомут, Ловцы, Любичи, Селемские Борки, а также ряд других не­больших селений.

В результате этой административной реформы в стране была оставлена двух­звенная система местного управления — губернии и уезды. Деление на волости было ликвидировано. В Егорьевском уезде были оставлены лишь две экономические волости — Высоцкая и Тимшинская, куда были причислены все селения, принадле­жавшие Коллегии Экономии.

После отмены крепостного права в 1861 году вновь воссоздается деление на волости, но не по владельческому, а по территориальному принципу. Границы Вы­соцкой экономической волости были ликвидированы, созданные на ее территории новые волости включили в свой состав окрестные селения с бывшими помещичьи­ми крестьянами. Число волостей в уезде возросло до 26, а в них насчитывалось 409 селений.

В первые годы советской власти, в 1921-1922 годах, от Егорьевского уезда были отписаны 5 восточных волостей — Архангельская, Дубровская, Лекинская, Колычевская и Дерсковская, а на западе к уезду были приписаны две волости из Богородского уезда — Беззубовская и Ильинская, объединенные потом в одну во­лость Ильинскую.

С 4 мая 1922 г. по Постановлению ВЦИК РСФСР Егорьевский уезд был при­писан к Московской губернии. По переписи 1926 года в уезде числилось 180 тыс. человек. В том же году были укрупнены некоторые волости. Вместо 26 оставлено только 13.

Новая административная реформа в 1929-1930 годах ликвидировала старое деление на губернии, уезды и волости. Появились новые формы местного управле­ния — области, районы и сельские советы, образованные еще в первые годы советс­кой власти. В 1930 году Егорьевский уезд был расформирован. Из его территории были выделены несколько самостоятельных районов — Шатурский, Коробовский и Кривандинский. К вновь образованному Куровскому району отошла вся Иль­инская волость, за исключением селений Шувое, Гридино, Нареево, Челохово, Горшково и Понкратовская, которые по-прежнему остались в Егорьевском районе. К Коломенскому району отошла часть селений бывшей Раменской волости — Макшеево, Горки, Сельниково, Тимирево, Дмитровцы. Егорьевский район начал само-стоятельное функционирование с 1930 года, сначала в составе Орехово-Зуевского промышленного округа, но вскоре округ был ликвидирован и Егорьевский район остался в подчинении Московской области.

Население района в 1930 году составляло 71 тыс. чел. сельского и 30 тыс. городского. В последующие годы городское население росло, а сельское убывало. В 1939 году в городе проживало уже 59,2 тыс. чел., в то время как сельского было только 41 тыс. В 1970 г. в городе числилось 69,5 тыс, чел., а сельского 34 тыс. В 1996 году жителей в городе числилось 71,9, а сельского 32,4 тыс. чел. С 1930-х годов численность общего населения, как городского, так и сельского,, не выросла. Все семь десятилетий она держится на уровне 104-106 тыс. чел.