Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

КРЕСТЬЯНСКАЯ РЕФОРМА 1861 года

Приобщив к земле кочевые и полукочевые народы и массу бродячего люда и крестьян в XV—XVIII вв., крепостное право выполнило свою положительную роль, и к концу XVIII столетия оно становится нетерпимым — человек волен быть свободным и заниматься работой по своим способностям и духовным инте­ресам. Это понимали многие помещики, местные власти и государственные лица. С начала XIX в. принимаются различные законы, указы, чтобы облегчить участь крестьянина и приобщить его к самостоятельному производству.

Начало крестьянской реформе, можно сказать, положил указ императора Александра I от 1801 г., по которому «желая дать новое поощрение земледелию и промышленности народной… признали мы нужным право приобретения зе­мель… распространять на всех Российских подданных, кроме тех, кто причислен к помещичьим владениям».

Хотя этот указ и давал право государственным крестьянам приобретать землю, он, как видим, не распространялся на помещичьих крестьян, а таких в центральной части России было весьма много. Лишь городские купцы, мещане могли купить землю, и то в небольших количествах.

Следующий указ того же императора «Об отпуске крестьян на волю по заключению условий или без него» был издан в 1803 г. В указе говорилось: «Если кто из помещиков пожелает отпустить крестьян своих поодиночке или целыми селениями на волю и вместе с тем утвердить им участок земли или дачу, но сделав с ним условие, какие по обоюдному согласию признаются наилучшими».

После выхода этого указа некоторые помещики начали — еще робко — отпускать своих крепостных на волю. Помещица сельца Тараканова Ольга Алек­сандровна Беклемишева в 1828 г. отпустила «вечно на волю» крестьянскую дев­ку Акулину Федорову. В д. Денисихе помещица Анна Писарева отпустила на волю Павла Агапова. В д. Пожинской помещик, надворный советник Андрей Яковлев, отпустил на волю крестьянскую девку Матрену Савельеву. В 1822 г. утверждено условие, заключенное помещицей д. Харламове Анной Дмитриев­ной Поповой, урожденной княжной Гагариной, с крестьянами деревни об отпус­ке 13 крестьян с семьями и предоставлении им 50 десятин земли. За это они должны уплатить Поповой 13 800 руб. В 1848 г. штабс-капитанша Прасковья Николаевна Никитина отпустила на волю крестьян д. Поповской — 129 душ с 476 десятинами земли за определенную плату.

В 1850 г. женой гвардии поручика Елизаветой Николаевной Коротковой заключено соглашение с крестьянами об отпуске их на волю в д. Фильчаково — 158 душ, Кочеме — 90 душ, Чигарове — 14 душ и Деревнищах — 24 души.

Помещик, надворный советник Иван Иванович Барыков, утвердил договор 2 марта 1857 г. с крестьянами д. Большое Гридино, Собанино, Малое Гридино об отпуске их на волю. Было отпущено 407 душ с 2844 десятинами земли. Кре­стьяне должны были уплатить помещику 3500 руб. серебром и долг Опекунско­му совету 32 800 руб.

Этот отпуск совершали помещики в основном либерально настроенные, те, кто не видел прока от содержания крестьян в крепостной зависимости, да еще те, кто влез в долги различным кредиторам, банкам, Опекунскому совету. Дру­гие же помещики продолжали жить по установившимся законам крепостниче­ства — продавали и покупали имения, крепостных крестьян; случалось, под­вергали их телесным наказаниям, а иногда ссылали в Сибирь, что засчитыва­лось как сдача их в рекруты. Ко времени крестьянской реформы 1861 г. в уезде крестьяне распределя­лись по следующим ведомствам: государственных крестьян числилось 25 798. Из них 12 384 мужчины и 13 414 женщин. Крестьян помещичьих насчитыва­лось 31 734, из них дворовых 918. Крестьян, «водворенных на собственные зем­ли» (выкупивших себя с землей), было 1862 мужчины и 1952 женщины. За ними было 17 422 десятины земли. Крестьян, пожертвованных после 1813 г. на стро­ительство храма Христа Спасителя в Москве (с 1827 г. эти крестьяне переведе­ны в государственное ведомство) — 3209. Главным жертвователем был князь Б. Черкасский, передавший своих крестьян из с. Маливы и д. Храмцово, распо­ложенной при с. Раменки.

Были еще крестьяне, приписанные к фабрикам, в с. Красном, д. Филиппово, Слободке (ныне Шатурского р-на) — 1940 человек. 13 крестьян приписаны к Московской Голицынской больнице.

Согласно последней, 10-й ревизии 1858 г., в уезде числилось крепостных 31 773 мужчины и 33 206 женщин.

Во «Введении» к объявленному императором Александром II манифесту от 19 февраля 1861 г. писалось: «Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей отменяется навсегда». Во всей Рос­сии было освобождено 23 млн крестьян, в том же «Введении» было оговорено, как будет происходить освобождение и наделение землей крестьянина: «Кресть­яне за отведенный надел обязаны отбывать в пользу помещика определенные повинности: работою или деньгами» (ст. 4). Статьей выше было сказано: «Поме­щики сохраняют право собственности на все принадлежащие им земли».

Для правильного понимания опубликованного манифеста вышло много раз­ных разъяснений, положений и т. п. документов, в которых определялся статус крестьянина-собственника. Был определен срок выкупа земли согласно устав­ным грамотам, которые должен был представить сам помещик в течение года, но не позднее двух лет. Выкупной участок земли не превышал 2—2,5 десятины на ревизскую душу.

Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, но состоящие в обяза­тельных отношениях к помещикам, именуются «временно-обязанными крестья­нами», а крестьяне, «приобретшие в собственность поземельные угодья, имену­ются «крестьянами-собственниками». Не выкупившие землю у помещика оставались в общине того же помещика до полной расплаты.

Получив землю, крестьяне поделили ее по ревизским душам, в иных селени­ях — по едокам и даже работникам. В большинстве селений передела земли между крестьянами не было со времени получения уставной грамоты 1861 — 1863 гг. В других же селениях земля делилась через три, пять лет. Луга, выпа­сы, лес, водные ресурсы — пруды, реки, болота, колодцы — перешли в общин­ное ведение. При частной форме собственности на землю, во времена крепост­ной зависимости, общин не было.

В «Общем положении» говорилось: Вышедшие из крепостной зависимости составляют «по хозяйственным делам сельские общества», а для ближайшего управления и суда соединяются в «волости». В каждом сельском обществе и в каждой волости «заведывание общественными делами предоставляется миру» и его избранным. Возникшие спорные отношения крестьян с помещиком реша­лись в учреждениях — «губернском по крестьянским делам присутствии», на уездных «мировых съездах» и «мировыми посредниками».

Выкуп земли у помещиков происходил с момента освобождения крестьян до 1880-х гг. У помещика оставалась своя земля, но,ему становилось все труд­нее содержать ее и обрабатывать — крепостных не было, а нанимать батраков или работников было накладно и невыгодно, и помещики продавали свои из­лишки тем же крестьянам селений или городским купцам.

Став свободными от воли и власти помещика, крестьяне были приписаны к новообразованным государственным волостям. За 1861 г. на территории Егорь- евского уезда было образовано 26 волостей, объединивших 469 населенных пун­ктов. Волости с небольшими изменениями просуществовали до 1922 г. Бывшие помещичьи крестьяне вошли в одни волости, а государственные крестьяне в другие. Возникло такое состояние, когда жители одного села (Знаменское, Ко-чема), деревни (Белавино, Песье и др.) приписывались к разным волостям.

Крестьянская реформа принесла крестьянам не только свободу от помещи­ка — им давалось право производить торговлю, открывать и содержать фабри­ки, разные торговые и ремесленные заведения. Крестьяне не могли подверг­нуться какому-либо наказанию без суда. Им предоставлялось право записы­ваться в другие сословия, отлучаться от места жительства, отдавать своих детей в учебные заведения.

После проведения крестьянской реформы Россия сделала большой скачок в своем развитии.