Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49
16 февраля 2012, 21:16

Найдет ли награда своего героя?

После окончания средней школы №14 в посёлке Фосфоритный Юрий Викторович Гаврилюк в 1980 году по- даёт документы на поступление в «Высшее военное общевойсковое командное дважды Краснознамённое училище имени С.М. Кирова» в городе Петродворце Ленинградской области. Как вспоминает Юрий Викторович: «В августе 1984 года мы заканчивали училище. Но в июне уже знали – кто, куда получает на- правление для прохождения дальнейшей воинской службы. Выбрав удобное время, я со своим сокурсником Александром Сидоренко иду на приём к начальнику училища генерал-лейтенанту Бадейкину Николаю Григорьевичу. «Здравия желаем!», — обращаемся мы к генералу. И сразу же: «Мы хотим служить в Афганистане». Генерал по- смотрел на нас и как закричит: «Вы хорошо подумали?» Я, откровенно говоря, не ожидал такой реакции. А он, не обращая внимания на наш оторопевший вид, продолжал кричать: «Идите ещё подумайте! Я сейчас комбату позвоню». Затем, видя, что мы не уходим и на испуг нас не возьмёшь, немного поостыв, генерал уже в совершенно ином тоне, так по-отечески, говорит: «Не положено Вам туда ещё ехать. Минимум полгода надо подождать. Но коли Вы так настроены — я думаю, с теми задачами, которые предстоит Вам там решать — справитесь!» Своего решения после разговора с начальником училища мы, естественно, не изменили, и получив направление на дальнейшее прохождение воинской службы в Афганистане, в августе 1984 года приезжаем в посёлок Азатбаш, Узбекской ССР. Там нас встретил командир дивизии подполковник Махмудов. Видя, что перед ним совсем ещё молоденькие лейтенанты, как говорят, «не нюхавшие пороху», он так же по-отечески, но уже неуверенно, говорит: «Вам в этом звании побыть хотя бы ещё два месяца. Только потом мы Вас сможем отправить в Афганистан». Но мы с Сидоренко продолжали настаивать на переброске. Азатбаш, в то время, являлась перевалочной базой. В ней комплектовались команды офицерского состава начиная от лейтенантов и вплоть до капитанов. Их численность состав- ляла до 500 человек. И вот в их числе 26 августа 1984 года я был уже в Афганистане. После прохождения целой серии инструктажа через десять дней меня вызывает командир полка подполковник Толстыкин. От него я получаю направление во второй батальон, дислоцировав- шийся у входа в ущелье Панджшер. Там принимаю под своё командо- вание взвод, в обязанности которого входило в составе батальона охрана коммуникаций и проводки колонн». За несколько месяцев службы в этой должности, Юрий Викторович успевает адаптироваться к местным условиям. Его взвод у командования постоянно числился на хорошем счету, став одним из первых в боевой и политической подготовке. А тем временем специфика ведения боевых действий в Афганистане подсказывала, что необходимо было менять тактику проводки колонн и дополнить её впереди идущими разведчиками. В их обязанности должно было входить своевременное обнаружение сидящих в засаде душманов, с последующим принятием мер по их уничтожению. Слишком уж участились в последнее время случаи их внезапного нападения, а в связи с этим и существующий комплекс мер защиты стал явно недостаточным. С этой целью принимается решение о создании внештатного взвода разведчиков. Естественно, встал вопрос, «кто будет командиром разведвзвода? Командир батальона прямо указывает на Юрия Викторовича: «Пусть Гаврилюк будет командиром внештатного взвода разведчиков! Кандидатура самая подходящая». Таким образом, Юрий Викторович назначается на капитанскую должность командира разведвзвода при его воинском звании — лейтенант. Сослуживцы после этого назначения Ю.В. Гаврилюка в шутку так и стали  его называть – капитан-лейтенант. С назначением Юрия Викторовича на новую должность у него и служба пошла совершенно иная. В октябре месяце 1984 года в Баграмской «зелёной зоне» моджахеды сбивают вертолёт МИ-8. Экипаж, отбиваясь от душманов, пытавшихся захватить их живыми, запрашивает помощь. Командиру разведвзвода Ю.В. Гаврилюку срочно даётся приказ: «Спасти экипаж». Для выполнения этой боевой задачи ему для усиления выделяется пулемётный взвод. Авиацией обеспечивается поддержка с воздуха. Вот как вспоминает этот бой Юрий Викторович: «По выделенным нам в поддержку вертолётам душманами из зелёнки постоянно ведётся огонь. Те в свою очередь пытаясь выявить их огневые точки, то удалялись от зелёнки, то вновь шли на зелёнку чтобы их уничтожить. В воздухе сплошная карусель. Тем временем мы, без какого- либо сопротивления со стороны противника, проходим Кяризы. Это система подземных коммуникаций моджахедов. Выходим из неё. И тут по нам сзади начали стрелять. Стало ясно, что моджахеды по от- ношению к нам применили свою излюбленную тактику – пропустить взвод, окружить его, пленить и уничтожить. Мы все понимали тогда — что значит попасть в плен, и готовы были драться до последнего. А по- том видели, что ещё не всё потеря- но, а самое главное — надо спасать экипаж вертолёта. Тогда я принимаю команду пулемётного взвода на себя. Рассредотачиваю для прикрытия пулемётчиков, снайперов по огневым точкам, а сам со взводом начинаем пробиваться к вертолёту. Уже были слышны одиночные выстрелы оборонявшихся. Виден и сам вертолёт, который лежал на боку и обстреливался со всех сторон моджахедами. Ясно было одно, что экипаж жив, и его надо срочно спасать. Ведь оборонялись-то лётчики одними пистолетами и были по сути дела обречены. Это нам придавало и сил, и уверенности, и ещё какой-то злости. Прорвавшись к экипажу, выясняем, что среди них есть потери. Один член экипажа погиб. Быстро забираем экипаж. И вновь старой дорогой, отстреливаясь от моджахедов и при поддержке с воздуха нашими вертолётами, пробираемся назад. Из окружения вышли грязные, потные. Но гордые, что спасли своих и вышли из боя победителями с минимальными потерями. Поставленная нам боевая задача была выполнена. К вышедшим из окружения бойцам на бронетранспортёре БМП-2 подъехал командир дивизии Василий Иванович Исаев. После осмотра личного состава он произносит: «Так! Вот этому лейтенанту! — указывает на меня – Орден Красной Звезды! А остальным медаль «За Отвагу». Но на войне – как на войне. Свой самый первый орден я так и не получил. Видно, затерялся он где-то в «коридорах власти». А после успешно проведённой нами операции по освобождению экипажа вертолёта нашу роту перевели на перевал Саланг». Найдет ли награда своего героя?