Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

О СОБЫТИЯХ XII-XIII ВЕКОВ (часть 3)

«Мстислав и Ярополк уведав, что стрый (дядя — Сост.) их идет с помосчью черниговскою, присоветовали с вельможами своими Ярополку идти из Суз­даля противо ему со своими войски и не пущать его во Владимир, а Мстис­лаву от Переяславля с ростовцы и переяславцы к Москве, оттуду, за Михалком следуя, учинить с тылу нападение. По сему определению Ярополк не­медленно пошел противо Михалка из Суздаля, а Мстислав из Ростова. Михалко же получил в Москве от болезни малую свободу и случилось ему обедать за столом с братию. В той час пришла к нему ведомость о намерении Ростиславовичей и что идут уже противо его, то он встав тотчас и собрал войско, пошел из Москвы ко Владимеру, с ним неколико москвич. Но неда­леко отошед, уведав, что Ростиславовичи на Михалка идут, (москвичи — Сост.) возвратились в домы, бояся, чтоб Мстислав пришед не разорил до­мов их, а при том обесчали Михалку никогда противо его оружия своего не употреблять.

Ярополк, услыша, что Михалко близко и очень болен, не хотя противо его стать и удержать, усторонился с пути, чтоб, совокупясь с братом, нападение учинить. Но пропустя его одумался и паки обошел Михалка, стал близ Владимеря, укрепись. Мстислав слыша, что Юрьевичи уже ко Владимерю по­шли, не доходя далеко до Москвы, поворотил ко Володимирю. И пришед прежде Михалка, совокупился с братом Ярополком и стали у Владимиря за горою. Михалко с братом и Владимиром шли прямо ко Владимирю, не имея никакой вести о Ростиславовичах. И так переехали реку Кужляк и вышли на поле Болохово за пять верст от Владимиря. Владимир Святославович шел со своим полком наперед. Тогда выступил един полк Ростиславовичев из города весь убран в бронех, яко во льду от солнца сияюсч, и наступил оной незапно на Владимира и учинили сильное сражение. Михалко с братом Всеволодом, видя Владимира в сражении, тотчас учредя свое войско, по­шли к ним. Ростиславовичи же учинили превеликий крик, дабы Михалко­вы полки страхом в смятение привести. Но Михалко давольно искуснее их в бою был, велел своим, не торопясь прямо на них идти и стрелять из луков и самострелов. И тако стреляя с обе стороны междо полками, помало насту­пая. Ростиславовичи полки пришли в ужас и стали отступать. Мстислав и Ярополк, видя дядей своих войско в такой крепости и смелости, а влади-мирцев мятущихся, тотчас, оставя порядок и пехоту без засчисчения побе­жали… Сия победа случилась в день недельный иуния 15 дня. Мстислав ушел в Новгрод, а Ярополк в Рязань к зятю Глебу искать помосчи. Войско же их в великом смятении бежали врознь, но Михалко сбив их с поля, не велел далее гнать, ни людей убивать, такмо одежды и оружие снимая отпу- щать, а знатных к себе приводить».Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 111.

«Михалко и Всеволод Юрьевичи, учреди все надлежачее к безопасности своей, благодарили Владимира Святославовича за учиненную к ним от отца его и от него помосчь и, одаря его пребогато, его бояр и все войско отпустили ко отцу с честью великою.

Суздальцы, хотя многие вельможи держались есче Ярополка, но протчие, которые в грабительствах и хисчениях участия при оном не имели, немало о нем не скорбели и есче рады были, что оные изгнаны. И не хотя без князя быть, учиня обсченародный совет, послали к Михалку, выбрав знатных лю­дей, со извинениями, что они хотя во избрании его со владимирцы… и чтобы на них напрасно гнева и злобы не имел… и если сам приедет в Суздаль, при­мут его с надлежасчею честию. По которому великий князь с братом Всево­лодом поехали в Суздаль. И приняв их суздальцы с честию, учинили в вер­ности роту, а Михалко, приняв их милостиво, всем вины отпустил, к рос­товцам же послал наперед объявить, что будет к ним. Оные, також и переяславцы прислали от себя в Суздаль с просьбою, по которому он поехал перво в Переяслвль, потом в Ростов, где принят також с честью. И взяв от всех в верности роту, оставил брата Всеволода в Ростове, в Переяславе и других городах поставил наместников верных. Сам возвратился в Володимер на престоле себя утвердить. Но дабы от внешних нападений быть безопасну. как ему зять Ростиславовичев Глеб резанский был не безопасен… собрал Михалко немедленно все войска и пошел сам с братом Всеволодом к Рязани на Глеба, дабы оного к миру принудить. Глеб уведав, что Михалку все города покорились и что он собирает войско… немедленно послал послов к Михал­ку и велел сначала поздравить его, а при том просить о утверждении мира, обесчався все взятое из Владимира возвратить, и бывшу ему встреча с по­слы Глебовы на Мерской и послы Глебовы рекуще: «Глеб ся кляняеть аз во всем виноват, а ноне ворочю все, что есмь поймал оу шурина своего оу Мстис­лава и оу Ярополка и до золотника, и снятую богородицу взял бяше оу Володимерские церкви, что и до книги и то все вороти. Михалко же удалился, и еха опять Володимерю».

Приселков М. Д. Троицкая летопись. М. 1919, с. 260. «Князь великий хотя всегда убивцев брата своего видя перед собою но. доколе не управится с сыновцы и с Глебом резанским, не мог ничего начать, дабы себе вреда не принести. Но умирясь с Глебом, как возвращался из Мос­квы, взял княгиню Андрееву, якобы для лучшего ея покоя, також и Кучко­вых с собой во Владимир. И на другой день созвал всех бояр, не исключая и самих тех убийцев на совет. И как все сели по местам, начал говорить им: «Вы хвалите меня и благодарите за то, что я волости и доходы, по смерти Андреевой от монастырей и церквей отнятые, возвратил и обиженных обо­ронил. Но ведаете, что оные доходы церквям Андрей, брат мой дал, а не я, да вы никакой чести и благодарения не изъявили и мне не упоминаите, чтобы вашему князю, а моему старшему брату, по смерти честь кую воздать, если вы такмо милость его и благодеяния ко граду Владимирю помните». Сие слышав все разумели, что он хочет некоторое церковное поминовение ему вечное установить, отвечали: «Мы сие полагаем на вас. Чтоб тебе угодно, то и мы желаем, и готовы исполнять без отрицания и совершенно знаем, что он по его многим добрым делам достоин вечной памяти и хвалы». Князь сказал: «Асче он неправильно убит, то тако право убийцем не мстите? Асче же пра­вильно, как многие о нем говорят, то он недостоин похвалы и благодарения». На сие паки все ово по правде ово за стыд и нехотя, сказали: «Воистину убит неправо.» Тогда князь, имея уже слуг готовых, велел немедленно убивцев главных взяв, а потом и княгиню привести пред суд, где, яко дело известное, недолго испытав, осудили всех на смерть. По которому Михалко велел пер­во Кучковых и Анбала, повеся, разстрелять, потом другим 15-ти головы сек­ли. Последи княгиню Андрееву, зашив в короб с каменьем, в озеро пустили и все тела протчих за нею побросали. От того времени оное озеро прозвалось Поганое. Прочим же всем бывшим противникам вину отпустил и сим себе великую похвалу у всех приобрел».

Татищев В. Н. Соч., т. III, с. 112-113.

1177 г. «В тоже лето преставися благоверный и христолюбивый князь Михалко сын Гюргев внук Мономаха Владимира в 20 день июня месяца. И положиша его у святой Богородицы Златоверхой в Володимере юже бе создал брат его Андрей». Володимерцы же, помянувши Бога и крестным целованием к ве­ликому князю Гюрге, и вышед перед Золотыми воротами целовали крест ко Всеволоду князю брату Михалкову».

Лаврентьевская летопись, т. 1, с. 379. «Мстислав междо тем пришел с полками, стал близь Юриева у села Липиц, а Всеволод, возложась на бога, пошел с войсками к нему. И перешел реку Гзю в субботу рано иуниа 27 дня, устроя свои полки, пошел далее. Мстислав равномерно со своими выступил и сошедшись у реки Липицы, стрельцы начали стреляти междо полками, а затем конница шла на грунях и покрыли Юрьевское поле. Бой был жестокий. Мстислав вскоре вынужден бежать со всеми своими. Мстислав ушел в Ростов, а оттуда в Новгород, новгородцы не приняли его. Он же уехал в Рязань к зятю Глебу. Глеб резанский готовился в область Владимерскую. Мстислав приехав в Рязань, немедленно возмутил Глеба идти на Всеволода. И собрав войска тою осенью пошли к Москве и сожгли весь город и села около оного.

Всеволод был тогда за Переяславлем. И уведав то, пошел на Глеба. Под Шеринским же лесом пришли ко Всеволоду из Новгорода Молонежковы два сына с их людьми и говорили ему, чтоб он послал к новгородцам просить в помощь войска, а без них один не ходил. Он же послушав их, возвратился ко Владимерю. А Глеб, сжегши Москву, пошел в Рязань. Всеволод видя, что с Глебом Резанским необходимо нужно ему иметь войну, послал в Киев ко Святославу Всеволодовичу и к Ольгу Северскому просить помосчи. Как только зима настала, собрал Всеволод все свои войска суздальдев, переяславцев и владимировцев, а ростовцев, опасаясь от них измены, не взял. И пошел к Коломне, где пришли к нему от Святослава Всеволодовича сыновья его Олег и Владимир с войсками да сыновец Всеволож Владимир Глебович переяславский.

Mножеством половец и учинил великое разорение около Владимеря. Цер­ковь Боголюбскую, отломав двери, всю ограбил и сжег, множество плена половцы по селам набрали. Всеволод услышав то, немедленно возвратился от Коломны и нашел Глеба, стоящего с войсками на Колокше реке со всеми половцы, имея множество полона набранного. И стал Глеб противо его чрез реку, где стоял целый месяц, билися через реку и в загонах каждодневно а через реку никоторому перейти было в том месте невозможно. В неделю же Сыроспутную усмотрел Всеволод удобность к переходу, послал на Глебову сторону обоз свой, с ним воевод надежных, велел стати в назначенном месте. Глеб, видя войско Всеволоде перешедшее, послал на них Мстислава Мстис­лавовича с полком, а Всеволод послал в помощь своим сыновца своего Вла­димира Глебовича с переяславцы и владимировцев. И учинилось между ними жестокое сражение, но Глеб не удержался побежал, а Всеволод гоня не давал полкам Глебовым справливаться. Глеб был окружен отовсюду войска­ми Всеволжкими, пленен был с сыном Романом… А сынове Святославля со Владимиром объехали всех половцев и всех порубили, не брав в плен нико­го, разве знатнейших до 20-ти, резанцев же вельми много побито. И тако получа Всеволод совершеннейшую победу февраля 20-го в понедельник… Всеволод же учреди полки, пошел во Владимир, напереди Олег и Владимир Святославовичи с их полки, за ним Глеб резанский с сыном и шуриным и со многими пленники ведены связаны, за ними Всеволод на коне со своими велел всех оных крепко содержать, посажав в темницу, а Глеба содержать в темнице доколе требуемое исполнит. Глебу же объявил Всеволод, «если от­даст Коломну и ближние ко Владимеру волости, а за оное возьмет в Руси Городок», то обесчал его освободить. Но Глеб отвечал: «Лучше хочу здесь умереть нежели со стыдом возьму удел в Руси». И тако сидел в заключении 2 года, доднеже умре. Многим же глаза были выколоты и отпущены.»