Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

О СОБЫТИЯХ XII-XIII ВЕКОВ (часть 4)

1183 г. «По успокоении и примирении великих князей во всей Руской земли со­вершенная тишина учинилась, чего давно не было. Тогда Святослав, вели­кий князь руский, женил дву сыновей своих: за Глеба взял дочь Рюрика Ростиславовича, а за Мстислава ясыню своячину Всеволода Юриевича мень­шую сестру. И учинили браки с великим торжеством и веселием. Болгары волжские, имея с Белой Русью непрестанный торг, множество привозили яко жит, тако разных товаров и узорочий, продавая в городах русских по Волге и Оке. Но русские многие, собрав тайно, по Волге купцов Болгарских грабили, а потом по Волге села их и городы разоряли, о чем болгары два раза присылали Всеволода о управе просить. Но понеже люди те были резанцы, муромцы, и других городов неведомые, не мог Всеволод никакой управы учинить, только во все области посылал запрещение, чтобы таких разбойни­ков ловя приводили, а ловить их по Волге не послал, чем болгары озлобясь, собрав войска великие, пришли в лодьях по Волге и берегом в области бело­русские, которые около Городца, Мурома и до Резани разорение учинили.»

Татищев В.Н. Соч. т. III, с. 12.

1188 г. «Сего года в Белой Руси и в Новегороде была тяжкая болезнь. Не было ни единого двора без больных, во многих ни единого здорового, кто бы воды принес. Но божьим милосердием не продолжалось долее 12 дней, и мало их умирало. Всеволод, князь великий, видя, что резанские князи усмириться и междоу­собие пресечь, а его слушать не хотят, собрав войска, пошел в землю резанскую, взяв с собой Ярослава Владимировича и Юрьевичей Муромских. И пришел к Коломне, взяв с собой Всеволода Глебовича с его полком. И пришед реку Оку, пошли к Опокову, где разоряли села многие, и зделав пусту область Резанскую, возвратились со множеством коней, скота.»

Там же, с. 144.

«Ярослав, князь резанский, по согласию с братьями просили великого князя Рюрика (Киевского — Сост.) и митрополита, дабы область Резанскую от епархии черниговские отделять и поставить в Резань особого епископа. И как князь великий соизволил, избрали игумена Арсения и послали к митро­политу Иоанну. Его же митрополит поставил септемврия 26 го дня.» ПСРЛ, т. II, с. 152.

 

«Июля 25 дня был во Владимире пожар, загорелось во время обедни; едва не

половина града выгорело, церквей сгорело 16». «Преставися Владимир Юрьевич, князь муромский.»

1205 г. «Резанские князи ходили к Дону на половцы и взяв станы их, со множеством плена и скота возвратились». Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 175.

«Посла князь великий Всеволод сына своего Ярослава в Рязань на стол. Рязанцы же целоваша ко Всеволоду крест и не управиша, но поимаша люди Ярославли и поковаша, а иных в погребах засыпавше измориша. Всеволод же слышав се иде на Рязани с сынами своими и пришед ста у Рязани, свещаша бо ся быша Рязанцы с Глебом и Изяславом с Влодимеровичи, хотяще выдати им Ярослава Всеволодовича. Всеволод же повеле всем изыти из града и с товаром, и яко изыдоша вси и повеле зажечи его за их непокорь- ство, потом же иде к Белугороду, и того повеле зажещи и оттуда иде к Володимерю, а люди все Резанские веде с собой и епископа их Арсения; люди же тые с женами их и с детьми по градам своим разосла жити». ПСРЛ, т. XXV, с. 107.

г. «Приходиша к Москве Рязанские два князя, Изяслав Володимерович и Кюр Михаил Всеволодович, слыша бо, яко сынове Всеволоже отошли суть на Тверь противу Новгородцев, а сего не ведаху, яко уредившися с Новго­родцы приидоша с Тфери в Володимер к отцу своему. Рязанцы нача же вое- вати села около Москвы. Слышав же князь велики Всеволод, посла противу им вборзе сына своего Георгия. Пришед же ему на Голубино вечер и посла сторожи пытати рати, и бысть ему весть, оже Изяслав стоит на Мерьске, а Кюр Михаил на Литове, а люди своя распустиша воевати. Георгии же пойде черес ночь противо Изяслава на Мерску, и в раньнею зорю сретоша сторожеве их, и погнаша Юрьевы сторожи Изяславлих, и гнаша их лесом секуще, а Георгий же пойде за ним вборзе с полком своим и приде к реке Дрозьдне, и ту удари на Изяслава, он же побеже, а дружину его избиша, а другиа изьи- маша, а сам утече чрес реку и многа дружина истопаша около его. Слышав же то Кюр Михаил, оже Изяслав побежен, и беже и сам с полком своим, бяше бо тогда великий четверток и собор архангела Гавриила. Князь же Георгие возвратился с победой к отцю своему в Володимирь с великою честью». ПСРЛ, т XXV, с. 107-108

«Всеволод послал воеводу своего Козьму Родивоновича ратью в Резанскую землю и взявша Пру Рязанскую вниз по Оке». ПСРЛ, т. X, с. 60.

«Ростов выгорел едва не весь, церквей сгорело 15… Преставися благоверный и христолюбивый великий князь Всеволод, нареченный во святом креще­нии Дмитрий… Георгий же, сын его, седе по нем в Володимере и сдумав с брагиею своя и с бояры и отпусти князи Рязанские во свою отчину». ПСРЛ, т. XII, с. 117.

«Того же лета князь велики Юрьи Всеволодович, внук Юрья Долгорукова, выпусти Рязанских князей и епископа их Арсения, с ними и вся люди Ря­занские идоша каждо во свояси». ПСРЛ, т. X, с. 65.

«Князь Роман Глебович резанский, болев долго, скончался. И вскоре потом Глеб Владимирович резанский з братом Константином умыслил на убий­ство братии своей, которой прежде оклеветал Всеволоду Юрьевичу стрыев (дядей) своих и многое зла учинил, потом Всеволоду изменил и многую кровь пролил. Ныне паки большее зло умыслил. Съехалися бо князи резан- ские на Исады, чтобы по смерти стрыя их Романа распорядок в уделах и правление положить. И были в собрании брат их Изяслав Владимирович, Кир Михаил Всеволодович, Роман и Ростислав Святославичи, Глеб и Ро­ман Ингоревичи. Сии же, умысля такое зло, звали их к себе в шатры на обед, яко хотя угостить и честь учинить. Сии все шесть князей пошли к ним с бояры своими и дворяны, и как вошли в шатер, приняли их с честью. Но окоянии оный Глеб и Константин приготовили скрытно дворян своих и половцев, бывших с оружием в другом шатре… И о сем никто не ведал, и когда стали давольно веселиться и уже упилися, послал Глеб ко угото­ванным убийцам. И как оные пришли, тотчас Глеб и Константин, взяв мечи, стали князей рубить. И убили тут оных своих пятерых братаничей и шестого брата родного Изяслава. А князь Игорь Игоревич не успел на пир приехать и тем спасся. Бояр же и служителей их всех, бывших тут, побили. И учинилось сие зло июля 20». Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 193 -200.

«Сия же злоба сключиласся месяца июля 20. Уби же 5 братаничев своих, а 6-го брата си меншаго Изяслава, и беже сами в Половцы, а Ингварь Игоре­вич седе на столе на Рязани». ПСРЛ, т. VII, с. 124.

«Рязанские беззаконные князи Глеб и Владимир (Константин Владимиро­вичи — Сост.), избившие братию, приведши множество половец в область Резанскую, стали села жечь и пленить. Ингварь Ингоревич собрал войска, пришел с братиею на них. И догнав их вверх Прони реки, славно победил, что едва их половина ушла, и оные проклятые братоубийцы бегом спаслись с половцами». Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 207.

«Того же года пришли народ незнаемый, безбожные агаряне, о которых под­линно никто не знает, какого они отродия, откуда начало их и какой они веры. Они называются татара, кланятся солнцу, луне и огню. Некоторые меж ими зовутся таурмени, иние зовутся комани, иные монги. Некоторые же сказуют в них многим народам, от скиф восточных совокупным быть и дру­гих покоря, за едино называются». Там же, с. 215.

«Майя И учинился во Владимире великий пожар и сгорело 27 церквей и двор блаженного великого Князя Константина Всеволодовича и церковь Михаила Архангела со всею богатою утварю. В нем же трудились иноки русские и греки, учасщие младенцев и погорели книги многие собранные сим Константином Мудрым.

Князь великий Юрий по согласию со Владимиром Рюриковичем отпустил сыновца своего Всеволода Константиновича в Переяславль Русский на кня­жение».

 

1227 г. «Генуаря 6-го преставился Владимир Всеволодович Московский и поло­жен во Владимире». Там же, с. 221.

1237 г. «В лето 6745. Придоша безбожные Измалтяне, прежде бившиеся со князи Русскими на Калкох. Бысть первое приход их на землю Рязанскую и взяша град Рязань копьем, изведше на льсти князя Юрья и ведоша к Пронску, бе бо в то время княгиня его в Проньскы; изведоша княгиню его по лести — убиша Юрья князя и княгиню его и всю землю избиша и не пощадеша отрочат до сосущих млеко. Кир Михаилович же утече со своими людьми до Суждаля и поведа великому князю о безбожных агарян нашествие. То слышав великий князь Юрьи, посла сына своего Всеволода со всими людьми и с ним Кир Ми­хайлович. Батыеви же устремлещюся на землю Суздальскую и срете их Всево­лод на Коломне и бившася с ими и падше многи от них обоих, побеждену бывшу Всеволоду, исповеда отцю брань устремленных на землю и грады его». ПСРЛ, т. II, с. 175-176.

«По взятии Резани татара пошли к Коломне февраля 1 дня. Тогда Юрий великий князь, послал в Новгород к брату Ярославу, прося его чтобы со всеми войска новгородскими как мог к нему поспешил и все свои войска, також и братьев своих велел собирать, а противу татар послал к Коломне сына своего Всеволода и с ним резанский князь Роман Ингоревич со всеми оставивши войска резанские. Воеводу же Еремея Глебовича послали в пере­довой страже. И оные сошлись все у Коломны. Татара вскоре пришел, учи­нили со оными князи жестокий бой. И хотя князи весьма храбро бились и многих татар побили, но от великого и несравненного множества сбиты к надолбам градским. Тут убили князя Романа Ингоревича и Всеволодава воеводу Еремея Глебовича. Всеволод же видя крайнее изнеможение, едва мог спастися сам и отошел с остальными ко Владимиру, А татара, взяв Ко­ломну сожгли, людей же бывших тут, частью побили, других в плен побра­ли. По взятии Коломны пришли татары к Москве, где был князь Владимир Юрьевич с малым войском. И хотя как мог скоро укрепился, но татары при­ступом оный взяли генвяря 20-го, князя Владимира со многими людьми пленили, а прочих побили и град Москву сожгли». Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 231-233.

«Юрьи же князь, оставив сын свой во Владимире и княгиню, изыде из града и совокуплявщу ему около себе вой и не имевшу сторожей, изъехан бысть беззаконным Бурондаем, весь город изогна и самого князя Юрья убиша. Батыеви же стоящи у города, борющуся крепко о град, молвящим им с лестью: « где суть князи Рязанские, ваш град, а князь великий Юрьи? не рука ли наша емши и смерти преда? О сем же словесы, сливавши вси, начаша крепко боротися…» ПСРЛ, т. II, с. 176.

«Окояньии же они оттоле пришедшие взяша Москву, Переяславль, Юрьев, Дмитров, Волок, Тферь. Тогда же гоняшася окояньии безбожные от Торжка Серегерьским путем шли и до Игнача креста, а все люди секуще акы траву. За 100 верст до Новгорода не дошли и повернули». НИЛ, с. 50.

1239 г. «Того же лета, на зиму, взяша татарове Мордовскую землю, и Муром пожго- ша и по Клязме воеваша и град святые Богородицы Гороховец пожгоша, а сами изыдоша в станы своя». ПСРЛ, т. I, с. 201.

г. « Иде Александр (Невский — Сост.) к Батые царю и Олег Рязанский иде к ханове. А Батый слыша Александрово мужество и возлюбия и отпустил его с честью». ПСРЛ, т. ХШ, с. 27

г. «Князь великий Ярослав иде в Татаровы к Батыю. Царь почтил великого князя Ярослава, дасть ему великое княжение и старейшинство над Русски­ми князьями и отпусти его. Того же лета приде великий Ярослав ис Татар и бысть радость в Руской земле велика». Там же.

1247 г. «Слыша князь великий Александр Ярославичь отца своего смерть, прийде из Новгорода в Володимерь. Того же лета ходи князь Андрей Ярославич в Орду, и князь Александр поиде по брате своем в Татары к Батыеви… В се же лето умре царь Батый, и по сем седе сын его Сартак на царство». Татищев В.Н. Соч., т. III, с. 231-233.

1257 г. «Тое же зимы приехаша численицы из Татар и изочтоша всю землю Суждальскую и Рязанскую и Муромскую и поставиша десятники и сотники и тысячники и темники. И вся урядивше, возвратишеся в Орду, точью не чтиша архимандритов, и игуменов и иноков, и попов и дьяконов, и крылошан и всего причта церковного, кто зрить на Господа Бога и на пречистую Богоро­дицу и водворяется в дому Господни и служит Божьим церквям». ПСРЛ, т. X, с. 141.

1263 г. «Егда прииде Ярослав (Ярославич Тверской — Сост.) во Орду и хан прият его с честью, даде ему доспех и повеле обвести его по чину на великое княже­ние. Коня же его повеле вести Володимеру резанскому, да Ивану Стародуб- скому, бывшим тогда в Орде. И августа месяца отпусти его с послом своим Жанибековым и с ярлыком на великое княжение». Татищев В. Н. Соч., т. V, с. 44.

1270 г. «Оклеветан бысть во Орде ко царю князь велики Рязанский Роман Олго- вич, внук Ингваря, правнук Игорев: глаголюще, яко хулит тя великого царя и ругается вере твоей. Он же напусти татар на него, они же начата нудить его к вере их. Он же глаголя к ним: «Не достоить православным Христиа­ном оставя веру свою православную и принимати веру бесерменскую по­ганую». Они же начата бити его, он же глаголаша: «христианин есмь и вои­стину христианская вера свята есть, и ваша Татарская вера погана есть».

Они же не хотяше от него таковых речей слышати и отрезаша язык, и затк- нуша уста его убрусом и начата резати его по суставам и метати раздно, персты все обрезаша и у ног и у рук, и устие и уши и прочие суставы розре- шася, и яко остался труп един, они же отодраша кожу с головы его на копье взоткнуша». ПСРЛ, т. X, с. 149-150.

1293 г. «В лето 6801 князь Андрей Александрович иде в Орду и с иными князи Русскими и жаловался царю на брата своего на великого князя Дмитрия Александровича. Царь же отпусти брата своего Дедюню со множеством рати на великого князя Дмитрия Александровича. Они же пришедшие много па­кости учениша Христианам и много градов поимаша: Володимерь, Суздаль, Муром, Юрьев, Переяслявль, Коломну, Москву, Можаеск, Волок, Дмитров, Углече поле, а всех городов взяша 14 и всю землю пусту сотвориша, а князь великий Дмитрий Александрович беже во Псков». ПСРЛ, т. VII, с. 180.

1296 г. «В лето 6804. Бысть нелюбие межи князей Русских, князем великим Андре­ем и братом его князем Данилой Александровичем Московским и князем Иоаном Переяславским и князем Михаилом Тверским. Приде же тогда по­сол из Орды от царя Олекса и Неврюй, а князем всем бысть розъезд в Володимери и сташа с едину сторону князь Андрей Александрович, князь Федор Ростиславович Ярославский, князь Костянтин Ростовский, противу же ста­ша им князь Данило Александрович Московский и князь Михаил Ярославичь Тверской, с ними же и Переяславцы с единого. И малым не бысть межи има кровопролитие, сведоша об их в любовь владыка Семен и владыко Из- майло, и разъеховши каждо во свояси». Там же, стр. 181.

1299 г. «Того же лета преосвященный Максим, митрополит Киевский и всея Руси, не терпя насилие от татар в Киеве, пойде из Киева и весь Киев разыдеся, а митрополит иде к Брянску, а от Брянска иде в Суздальскую землю, и тако пришед с крылосом и со всеми житием своим и седе в Володимере и в Суз­дале и в Новегороде Нижнем и прочая тамо прилегающие места». ПСРЛ, т. X, с. 172.