Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

Рубежи, разделы земель, их межи в Егорьевском районе

Между различными княжествами с древних времен происходили постоянные споры о земельных владениях и их границах. Часто споры приводили к вооруженным столкновениям, в которых гибло население, сами князья, разорялись села. Население близ границ княжеств всегда жило в страхе и уходило по мере возможности в глубь территорий. Не решив споры силой, князья нередко сходились для заключения договоров (докончаний), в которых признавались владения «как было при отце, при деде», и договаривались «не вступаться» друг с другом. В договорах порой четко определялась граница размежевания («раздел земли меж нами») и указывались определенные селения, урочища и реки, через которые проходила межа. В Егорьевском крае граница между Московским и Рязанским княжествами долгое время, с начала XIV по начало XVI в.. проходила по р. Цне, притоку Оки. До нас дошли несколько «докончаний» (договоров), в которых князья, взошедшие на престол в XV в., придерживались названного рубежа. В договоре между великим князем московским Дмитрием Ивановичем и великим рязанским князем Олегом Ивановичем от 1382 г. указывалось: «А межи нас роздел земли по реку по Оку, от Коломны вверх по Оце, на Московской стороне почен Новый городок. Лужа, Верея, Боровеск, и иная места Рязанская, которая не будут на той стороне, то к Москве, а на низ по Оце, по реку по Тцну, от усть Тцны вверх по Тцсне, что на Московской стороне Тцсны. то к Москве, а что на Рязанской стороне, а то к Рязани». В том же договоре есть указание и о меже с Мещерой: «А что купля князя великого Мещера, как было при Александре Уковиче, то князю великому Дмитрию, а князю великому Олгу не вступатися по тот розъезд». Этот договор послужил основой для улаживания споров между московскими и рязанскими князьями в XV в. Подобная грамота была подписана великим князем московским Василием Васильевичем и рязанским князем Иваном Федоровичем в 1447 г. Аналогичный договор был заключен и великим князем Иваном Васильевичем с Иваном Васильевичем Рязанским в 1483 г. Владельцы волостей, вотчин и уездов также стремятся более точно знать свои владения. Сохранилась «Разъезжая грамота» Андрея Филипповича Наумова при описании границ волости Гуслицы. Историки датируют ее концом XV — началом XVI в. В грамоте указываются рубежи этой волости Владимирского уезда с волостями Вохной, Сельной, Сеньгой и коломенскими волостями Высоцкой и Холм. На юго-востоке Гуслицы граница проходила по р. Гуслице, Теребенке, Десне (притоку р. Гуслицы), Волне (рукаву Мерской). В грамоте упоминается несколько селений, озер, болот, сохранивших свои названия до наших дней: Голтино болото, из которого берет начало р. Цна, д. Жирово, по имени которой близ д. Теребенки именуется сегодня Жировский лес. Названы р. Десна, Теребенка, Рогозна, Медвянка и р. Меженка близ с. Хотеичи, В Коломенских писцовых книгах Семена Усова и подьячего Герасима Михайлова от 1627 г. приводится описание межи «вотчинной земли Чудова монастыря с. Высокого с деревнями». Сначала межевщики провели отсчет межи к востоку от «реки Лихочи (Смородинки), от нее в устье этой реки и в речку Гуслицу против села, а речкою Гусличей вверх — по праву поместная земля Микиты Сафронова пустоши Панкиной, а по леву земля Чудова монастыря села Высокого…», далее граница выходит на р. Люболову, Цну к д. Великий Край. С другой, западной, стороны межа идет от той же р. Лихочи и выходит к р. Медведке; далее к р. Теребенке, а по ней вниз до р. Гуслицы. по ней до устья Медвянки, что течет южнее д. Ботогово, а по ней вверх и лесом мимо д. Шувое межа выходит к Голтину болоту и через него к д. Васильцово (Василенцево), стоящей на р. Вичлушке, впадающей в р. Полю. За р. Полей была земля уже Шатурской волости, Владимирского уезда. Межи, границы волостей, вотчин обозначались различными знаками — канавами шириной не менее аршина и той же глубины, знаками на деревьях — гранями, зарубками, гусинами, положенными камнями в яму с угольем и берестой. Многие пункты, повороты обозначались «от дуба к дубу, а на нем грань» или «от ямы до ямы», «от сосны к сосне», «а от сосны к развиловатой березе — на ней грань». Сохранилось описание боярской вотчины с с. Воронцовом Ивана Никитича Романова и описание межи боярина Федора Ивановича Шереметева в д. Ивановской на р. Устани в начале XVII в. Подробно описана вотчина Богоявленского монастыря с с. Ащерино и Княжево в XVII в. В те же годы описывается межа вотчины Богдана Глебова, что дана ему «за царя Васильеве Московское осадное сидение», — сельцо Лавровский Починок с д. Левине, Кректино тож, Ерохино и Денисове. Если при межевании волостей и вотчин их границы даются в более подробном описании, то при межевании селений еще пользуются установившимися прежде определениями — «куда соха ходила», «куда топор ходил», «куда коса ходила». Примером тому может служить грамота Ионы Федорова, сына Мишурина Большого, Троице-Сергиеву монастырю на с. Горки Раменской волости. Коломенского уезда. «Се яз Иона Федоров сын Мишурина Большого дал есми в дом Живоначальной Троицы и преподобному чудотворцу Сергию отчину свою свой жеребий отца моего благословение в Коломенском уезде в Раменской волости село Горки, а в нем церковь Никола Чудотворец, да Дмитрей Прилутский… а к тому селу деревня Ширинкино, да д. Полянка, да починок Полубесов, да д. Горемыкино, да за рекою Устоню починок Суслов со всеми угодьи с лесы и с дуги и со мхи и с болоты и с бобровою ловлею на реке Цне и с рыбною ловлею и с вобщими лесами и з заводью что под лесом, куды к тому сельцу и к деревням и к починкам топор и соха и коса ходили и что к тому селу и деревням изстари потягло…» Грамота датируется 1572 г. Подобное описание владений наблюдается и в более ранний период. В грамоте, названной «Данной», от 1493 г. Федосьи, жены Ивана Васильевича Ощеры, и сына ее Ивана Ивановича Богоявленскому монастырю на сельцо Захарьинское, Ощерино тож, в Гуслице, излагается общепринятая в то время характеристика владений: «Дали есмя в дом к великому Богоявлению в монастырь каменной церкви священникам Иеву да Тимофею… село свое Захарьинское в Гуслице и с луги и с лесы и со всеми угодьи, что к тому селу потягло из старины…» Межевание земель было большим событием. На него приглашались старейшины сел, деревень, священнослужители, уездные власти, помещики ближайших селений, с особым почетом встречали дворян. Приходило поглазеть крестьянское население деревень. Споры шли о каждом повороте, каждой сажени земли, каждом береге реки, болоте. Длину мерили в саженях. Грани, зарубки ставились на приметных деревьях, особенно при поворотах межи. Но приметы — грани — зарастали, иногда стирались умышленно, хотя был наказ, шедший из глубины веков; «А кто сотрет грань или переорет межу», тот должен быть жестоко наказан. Чтобы положить споры о межах и земельных переделах, Екатериной II была образована Межевая канцелярия с широкими полномочиями по проведению Генерального межевания земель. Канцелярия начала работу в 1766 г.. и мыслилось завершить ее лет через 20—25. Однако и в середине XIX столетия она еще продолжалась. Возникло еще Специальное межевание, которое велось не по плану. а по различным жалобам, просьбам. К межеванию земель привлекались опытные межевщики, имевшие высшее образование, нередко многие из таких специалистов ездили за границу для обучения. В Петербурге был образован Межевой институт. После межевания земель уезда или стана составлялась подробная карта с описанием всех населенных пунктов, дорог, болот, лесных участков. К межеванию земель Егорьевского уезда и составлению карты уезда привлечены были подполковник Петр Иванович Жиров, межевщики 1-го класса Плутов, Миллер. Вексель, Шмаров, Копьев. Участвовали межевщики 2-го и 3-го класса — Небольсин, Лопатин. Золотухин, Муромцев, Некрасов и местный землемер титулярный советник Егор Карлович Горбачев. Несмотря на огромную работу по Генеральному межеванию земель, споры продолжались. Земельные владения дробились, делились между родственниками, наследниками. Более десяти лет в конце XVIII в. тянулась просьба о разделе имения между наследниками дворян Вындомских — сестрами Елизаветой и Прасковьей при разделе имения при с. Круги. В конце концов Елизавете, вышедшей замуж за Якова Исааковича Ганнибала, достались с. Круги с д. Поцелуево и Саломаево, а Прасковье, вышедшей замуж за Н. И. Вульфа, передавалась д. Фетюхино. Этот раздел окончательно был завершен уже после смерти Елизаветы в начале XIX в. Таким же длительным был раздел имения в 1-й пол. XIX в. при с. Лаптеве между родственниками, наследниками Титовых, княгиней Оболенской и подполковницей Брюкендаль. Нередко были и такие земельные споры: в 1830-е гг. крестьяне д. Гавриловской написали жалобу императору Николаю Павловичу о том, что у них затопило часть земли при р. Гуслице в связи с постройкой мельницы с запрудой близ д. Ефремовской коломенским купцом Ермилом Антоновым, из-за чего часть земли была потеряна, да еще им пришлось строить мост для прогона скота на другую сторону, потратив 20 руб. Или еще пример. Священнослужители Крутинской церкви отспорили в середине XIX в. часть земель у крестьян д. Акатово в пустоши Кузнечиковой. В архивах Москвы, Владимира, Рязани лежат сотни межевых книг и планов Специального межевания с описанием и точными картами владений. Только в Государственном архиве Рязанской области хранится 3,5 тыс. межевых книг и 1,5 тыс. планов Специального межевания Егорьевского уезда. При городских управах, земских судах, чтобы не доводить дело до суда, были созданы специальные комиссии «полюбовному размежеванию земель», обычно возглавлявшиеся уважаемым депутатом Дворянского собрания. Каждая десятина земли высоко ценилась. В XIX — начале XX в. стоимость десятины колебалась, в зависимости от качества земли, от 50 до 100 руб. Городские управы собирали пошлину с владельцев земли, которая равнялась одной десятой стоимости.