Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

Советские пятилетки (взгляд на Егорьевск)

Во второй половине 1920-х гг. экономическая жизнь в стране несколько ста­билизировалась. Главную роль тут сыграл нэп, который был накопителем средств, создал материальное благополучие многим семьям, уверенность в будущем. Но как только жизнь установилась, нужда у властей в нэпе отпала. Теперь каза­лось, что можно и без всяких отступлений к капитализму начать строить соци­ализм. В 1927 г. на съезде большевистской партии была принята директива о первом пятилетнем плане 1929—1932 гг., во время которого должен быть по­строен «фундамент социалистической экономики», «вытеснены капиталистичес­кие элементы в городе и деревне», укреплена обороноспособность страны. С января 1929 г. начался отсчет первого года первой пятилетки, которая, по све­дениям советской печати, была выполнена за 4 года и 3 месяца. Потом пятилет­ки займут свыше полувека жизни нашей страны.

За те годы в Егорьевске была проведена определенная работа по переобо­рудованию старых хлудовских и бардыгинских текстильных фабрик. В начале 1930-х гг. вошел в строй станкостроительный завод «Комсомолец», ставший производить зубофрезерные станки. За 1930—1933 гг. им было выпущено 906 станков, в том числе типа «краузе-162». С декабря 1936 г. начала работать обувная фабрика, выпускавшая детскую обувь. В том же году вместо мелких пекарен начал работать хлебозавод, сначала первой, а затем и второй очереди. В уезде было создано 8 крупных цензовых предприятий, входящих в Промторг и МОСПК, с числом работающих 2214 человек. В них входили кирпичные заво­ды, пуговичные заведения, мельницы, канатные фабрики, кожевенные, лесоза­воды, Василевский металлический завод.

Естественно, что при многочисленных мелких заведениях труд не был меха­низирован и продукция вырабатывалась вручную. Рабочий человек в те годы ценился особо высоко. Без его труда невозможно было любое строительство, особенно черновые работы.

На фабрике «Вождь пролетариата» работало свыше 10 тыс. человек, из них более 90% рабочих. На меланжевой фабрике было около 6 тыс. работа­ющих, на заводе «Комсомолец» свыше одной тысячи. В городе и районе за 1928 г. в промышленности было занято 23 тыс. человек, а всего работающих числилось 29 912.

Егорьевск оставался по-прежнему городом с преобладанием рабочего насе­ления. Для рабочих строилось особое жилье — ФУБРы (фабричное улучшение быта рабочих), строились ясли, детские сады, школы рабочей молодежи. В дома отдыха, санатории в первую очередь давались путевки рабочим. В цехах фаб­рик, заводов рабочие были вовлечены в различные виды соревнований — «удар­ничество», «стахановское движение», работа шла под лозунгом: «Пятилетку в 4 года!» Введение каждого такого нового почина шло якобы от имени рабо­чих — стахановское, например, получило название по имени шахтера А. Г. Ста­ханова..В текстильном производстве — ткачихи-многостаночницы Дуси (Евдо­кии Викторовны) Виноградовой. Многие рабочие по итогам пятилеток награж­дались орденами, медалями, грамотами, значками, званием Герой Труда, им выдавались денежные премии. Свыше давалось указание — среди награжден­ных должно быть не менее 75% рабочих. Рабочих выдвигали в различные фаб­ричные органы управления — фабкомы, парткомы и даже в число депутатов верховных органов.

На протяжении всех пятилеток в стране существовала жесткая плановая экономика — ПЛАН был провозглашен ЗАКОНОМ производства. Никаких отклонений не допускалось. Каждое производство обязано было выпустить столько станков, обуви, тканей, сколько запланировано в пятилетнем плане. Выполнять такой план предусматривалось любой ценой. При таком подходе руководители гнали продукцию, лишь бы дать количество. О качестве не забо­тились, да за него и не спрашивали поначалу. Производство оставалось по-прежнему механическим с обилием рабочих и ручного труда. Перестраивать его было некогда: остановишься на перестройку — не выполнишь план, потеря­ешь место. Если и приходили новые станки, то отечественного производства, а они подчас значительно уступали аналогичным станкам зарубежных стран. Вместо того чтобы заняться реконструкцией наших допотопных производств, старых зданий, областные, республиканские органы, министерства занимались второстепенными вопросами — объединяли производства, внедряли НОТ (на­учная организация труда), создавали комиссии по приемке качества продук­ции. Текстильных фабрик в Егорьевске было несколько — кроме хлопчатобу­мажного комбината «Вождь пролетариата», который был реорганизован в ком­бинат на базе нескольких хлудовских фабрик. Самостоятельным производством был также Меланжевый комбинат, выпускавший готовые штапельные ткани. В районе работали три ткацких фабрики — Шувойская, Поминовская и Клеме-новская — две последние вошли раньше в состав комбината. В 1970-е гг. все текстильные производства города и района были объединены в один хлопчато­бумажный комбинат «Вождь пролетариата» с 16-тысячным коллективом. Но это объединение не принесло комбинату славы. А вскоре возникла еще одна проблема — нехватка кадров, сырья, низкое качество выпускаемой продукции.

Начавшаяся на Западе в 1950—1960-е гг. научно-техническая революция, когда на основе новых открытий, особенно автоматики, основанной на элект­ронно-вычислительной технике, изменилось лицо производства, высвободила массу рабочего люда, повысила производительность труда и качество выпус­каемой продукции. До нас эта революция в те годы так и не дошла. Наша политическая система ее не приняла, а вернее, не поняла. И через десять лет после начала этой революции наше производство безнадежно отстало. Мы по-прежнему делали упор на использование механических станков и ручного тру­да рабочих. Мы слегка только подучивали рабочих в различных кружках, на­чиная от политических до экономических. В политкружках, которые обязатель­но насаждались на каждом производстве, долгое время изучали тему «Как жили и боролись рабочие и крестьяне в царской России» (причем истинная картина их жизни бессовестно искажалась), а в экономических — изучали хоз­расчет, рентабельность социалистического производства и прочие вопросы, ко­торые мало интересовали рабочих.

Достижения мировой науки до нас не доходили, и в наше производство они, естественно, не внедрялись. Мы оставались в плену тех иллюзий, которые преподносила нам партия на протяжении многих лет. Порой дело доходило до абсурда. До конца 1980-х гг. в Егорьевске проходили массовые демонстрации трудящихся по «великим праздникам» — 1 Мая и 7 Ноября. В день 1 Мая в колоннах демонстрантов обычно несли красные лозунги: «Да здравствует 1 Мая, День международной солидарности рабочих всех стран!» Увы! В те годы во многих странах Европы, Америки, Японии рабочего класса как такового уже НЕ БЫЛО. Автоматизация захлестнула производство многих стран, в том числе и отсталых в прошлом; там заменили рабочих автоматами и, естественно, соли­даризироваться нам было просто не с кем.

К тому же наши производства по традиции были еще привязаны к выпол­нению военных заказов. Хлопчатобумажный комбинат выпускал 75% всей про­дукции военного назначения — солдатские плащ-палатки, технические ткани, которые поставлялись в долг «братским социалистическим странам» и стра­нам, борющимся «за свободу и независимость» в Азии, Африке, Латинской Америке.

К 1980-м гг. многим стало ясно, что перестраивать надо не столько произ­водство и экономику, сколько политику и общественную систему.