Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

Волость высоцкая — были, предания. Царские грамоты. Переписи.

Из пяти коломенских волостей, расположенных в нашем районе, Высоцкая волость, как сказано, образовалась одной из последних. Все соседние земли были известны значительно раньше. Расположенная на запад от с. Высокого волость Гуслица существовала за 120 лет до этого, более южная Холмская волость известна с 1358 г.. волость Крутинки на востоке от с. Высокого названа в 1406 г. В XIV в. были образованы восточные волости — Раменка, Мезыня, Мещерка. Все они составляли костяк Коломенского удела в его северной части и играли важную роль как экономическая и военная опоры Московского княжества в XIV—XV вв.

Село же Высокое стало известно лишь из завещания Василия Темного 1462 г., он передал его жене своей, княгине Марии Ярославне: «А из удела сына своего, Иванова, из Коломны, даю княгине своей… село Высокое с деревнями и з бортью». Чем объяснить, что с. Высокое стало известно позже других коломенских волостей? Неужели этот большой земельный надел не был распределен и не возделывался до середины XV в.? Это маловероятно. Существует несколько попыток объяснить подобное явление. Одни авторы утверждают, что селение Высокое находилось в составе Гуслицкой волости и лишь потом, в XV—XVI вв„ выделилось из нее в самостоятельную волость. Так, И. Ф. Токмаков в книге «Историко-статистическое описание г. Егорьевска с уездом» (М., 1901) пишет; «По свидетельству историков, основанному на древних архивных актах, на месте нынешнего г. Егорьевска в XVI столетии существовала деревня Высокая, входившая в состав Гуслицкой волости». Автор, к сожалению, не знал, что с. Высокое известно было уже с середины XV в. Еще в конце XIV в. Дмитрий Донской передал сыну Петру Гуслицкую волость в Дмитровский удел. Составитель книги «Егорьевский городской голова Н. М. Бардыгин» А. Виталь (М., 1909) пишет: «Село Высокое, ныне г. Егорьевск, начало существования своего по фактам доводит до 1328 года и с того времени является пунктом владений княжеских… Древнее существование Высокого доказывают духовные грамоты великих князей Иоанна Васильевича (ошибка. Правильно — Даниловича. — В. С.) Калиты 1328 года, Дмитрия Донского 1359 (ошибка. Правильно — 1389 г. —В. С.)». Необходимо заметить, что о более раннем существовании селения Высокого в названных грамотах нет ни слова. Некоторым авторам присуще стремление отодвинуть историю своего села как можно дальше в глубь веков, что лишь больше запутывает дело. Ближе к истине был И. Добролюбов в книге «Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии» (Т. 4. Егорьевский уезд. Рязань, 1891). Он сообщает: «Егорьевск, расположенный на берегу реки Гусленки (? — В. С.), под именем села Высокого принадлежавший в XIV столетии боярскому роду Бяконта, из которого происходил святитель Алексей, митрополит Московский…» К сожалению, искаженные исторические факты и ссылки на несуществующие акты продолжают кочевать из книги в книгу, порождая ошибки и вымыслы. Утверждение о том, что с. Высокое входило в состав Гуслицкой волости, документально ничем не подтверждается. Более того, мы знаем, что Высокое со времени его первого упоминания входило в Коломенский удел, который до 1301 г. принадлежал Рязани, в то время как Гуслица во времена Ивана Калиты была сформирована на землях Владимирского княжества (она и передавалась по традиции женам или детям тех князей, которые получали уделы на Владимирской земле). Известно также, что в 1389 г. Дмитрий Донской, давая сыну Петру г. Дмитров, придал ему замосковские волости, куда входили, кроме Гуслицы, Селна, Куней, Вохна и Загарье, ранее принадлежавшие женам московских князей. В конце XV в., как об этом же сообщается в Разъезжей грамоте А. Ф. Наумова. описывающего волость Гуслицу, она находилась в составе Владимирского уезда. Более правдивая версия о с. Высоком опирается на предание, согласно которому земли по среднему течению р. Гуслицы оказались во владении старшего сына черниговского боярина Федора Бяконта — Елевферия. Как сообщают Тверская и Рогожская летописи, в начале XIV в. на службу к московскому князю Даниилу Александровичу перешел черниговский боярин с женой Марией и своим двором. Сам боярин хорошо был принят на Москве, достаточно наделен землею и выполнял обязанности наместника Москвы во время отлучек князя. Ф. Бяконт получил земли близ Москвы, а дети его и дворовые люди получили земельные наделы на восточной окраине княжества по р. Нерской и Гуслице и их притокам. В полученной вотчине Елевферий, будучи глубоко верующим, поставил церковь во имя св. Георгия; отсюда он в 18 лет отправился в Москву, в Богоявленский монастырь. Постригшись в монахи под именем Алексея, он всю оставшуюся жизнь посвятил христианской вере и Церкви, За свое глубокое знание церковных книг и церковного богослужения он в 1340 г. получает сан митрополичьего наместника во Владимире, а в 1354 г., после смерти митрополита Феогноста, становится митрополитом Киевским и всея Руси. В его ведении оказались обширные земельные владения, закрепленные за митрополичьим домом со времен митрополита Петра (конец XIII — начало XIV в.). в том числе вся Сенежская волость по верховьям р. Мерской. Дроздны и 17 озерам. расположенным на этой территории (Святое, Орехово, Пирутино, Возмищенское. Жирково и др.). Свой прежний надел в Высоцкой волости он передал, видимо, родственникам, которые оказались у него на службе, в том числе бобрам. Из этого рода вышли знаменитые семейства Плещеевых, Игнатьевых, Собакиных, Жеребцовых. Сообщение о том, что перед своей кончиной (а Алексей умер в 1378 г.) он якобы оставил завещание, в котором передает с. Высокое московскому Чудову монастырю, основанному им в 1365 г., не подтверждается. Алексей еще при жизни прославился твердым и решительным характером не только в церковных, но и в светских делах. Он внес немалый вклад в объединение удельных княжеств и возвышение Москвы. При Семене Гордом он был регентом-правителем, воспитавшим после смерти Ивана Ивановича молодого князя Дмитрия Ивановича и подготовившим его к борьбе с ордынцами. Мощи святителя были обретены нетленными спустя 50 лет после его кончины. В 1431 г. он был причислен к лику святых. С той поры начинает широко почитаться его имя. Как отмечают историки, XV в. прошел под знаком почитания и поклонения чудотворцу, святителю Алексею. Обращенные к нему молитвы никогда не оставались не услышанными. В наших краях сохранилось предание о том, что великому князю Василию Васильевичу Темному, изгнанному с московского престола его дядей Юрием Дмитриевичем во время войны, начавшейся в 30-е гг. XV столетия, помогла молитва, обращенная к Алексею. Юрий Дмитриевич, взошедши на московский престол, дал племяннику Коломенский удел. Придя в Коломну, Василий Васильевич стал заселять окрестности своими людьми. Возможно, тогда родственники Алексея Плещеевы, Игнатьевы, Собакины передали князю бывшую вотчину митрополита с. Высокое. Рассказывали, что по совету своей жены Марии Ярославны Василий Васильевич отправился на богомолье в далекое от Коломны с. Высокое, где стояла еще деревянная церквушка во имя св. Егприя, поставленная Елевферием. После молитвы местный священник якобы предрек ему возвращение на московский престол. И действительно, вернувшись в Коломну, он, к удивлению своему, увидел многих своих бояр и служилых людей московского двора. Все они отошли от Юрия Дмитриевича, заявляя, что «не обыкли служить удельным князьям». Юрий Дмитриевич, видя, что люди от него уходят. добровольно покинул Москву и уехал в свою вотчину — Галич, а московский престол великого княжения вернул Василию Васильевичу. Это событие еще больше укрепило веру в чудотворца Алексея. Возможно, не случайно перед своей кончиной Василий Темный завещал с. Высокое жене Марии, выделив его из Коломенского удела, переданного сыну. Сохранилось и еще одно предание — о помощи св. Алексея московскому воеводе Юрию Захарьевичу (Кошкину-Захарьину), который в 1500 г. перед сражением за литовский город Дорогобуж обратился с молитвой к святому. В бою Юрий Захарьевич одержал победу, взял город и по этому случаю передал в дар церкви с. Высокого резную икону св. Георгия. Она сейчас хранится в местном Историко-художественном музее. На медной дощечке, прикрепленной к иконе, была выгравирована дарственная надпись воеводы. Но со временем надпись за ветхостью была заменена новой, сделанной в 1847 г. местными священниками, где было написано: «По древнему преданию и истлевшей надписи сей резной образ святого великомученика Георгия положен вкладу в село Высокое, нынешний город Егорьевск, в 1500 году, боярином и воеводою Георгием (он же — Юрий) Захарьевым, родителем Романа Юрьевича, дедом Никиты Романовича и царицы Анастасии Романовны, прадедом патриарха Филарета Никитича и прапрадедом царя Михаила Федоровича Романова, после взятия им, Георгием, литовского города Дорогобужа». После кончины в 1485 г. Марии Ярославны, жены Василия Темного, волость Высоцкая отошла в княжеское ведение. Не обошли с. Высокое царские милости в XVI и в последующие века. В 1536 г. от имени московского великого князя и будущего царя Ивана Васильевича селу была дана уставная грамота, по которой устанавливался порядок кормления волостелей и их свиты во время приезда в волость. В ней указывалось, сколько давать кормов и на какой день. В грамоте предупреждалось:«… а волостелины люди и тиун и боярские люди на пир и на братнины не званы к ним не ездят… а наместников наших, Коломенских приставов не въезжают к ним ни по что… А наши князи и бояре и воеводы ратные и всякие ездоки у них в волости сильно не ставятся, ни подвод, ни проводников у них в волости не емлют… а кто чем их изобидит, быти ему от меня от великого князя в казни. Писана на Москве. Лета 7044 года, генваря 26 дня». В начале XVI в. в Коломенском уезде проходило несколько переписей насе­ления. О селениях Высоцкой волости впервые нам стало известно из сотной (выписи) с Коломенских книг 1554 г. письма князя Юрия Мещерского и Леон­тия Мансурова. Более ранние переписи не сохранились. Эта опись селений про­ходила в 1552—1553 гг. в связи с введением Большой сохи, т. е. нового учета земельных пахотных площадей. Сама Коломенская книга также не сохрани­лась. До нас дошли лишь выписи, сотные. В них дается сжатый перечень дере­вень, крестьянских дворов с именами в них проживающих. Деревни назывались черными. Многие земли, видимо, только что были распаханы, и селения ^принад­лежали царской казне. Деревни в большинстве своем назывались по именам первых поселенцев и состояли из двух-трех дворов, а нередко и одного. Мало селений, в которых бы числилось свыше четырех-пяти дворов.

Вот как выглядела волость по этой сотной: «Волости Высокой черных дере­вень: погост, церковь Егорий великий. Во дворе поп Иван, да на погосте кресть­янин Игнатка Кисилев». Далее идет перечень деревень, починков, селищ с име­нами крестьян, владельцев стоящих дворов. Всего в волости было 95 деревень, 13 починков, 12 селищ. Дворов крестьянских 267, а в них 288 крестьян. Пустых дворов 6. Пашни 2653 четверти. Лесу пашенного 96,5 десятины. Сена 2496 ко­пен. Оброку волость платила 9 пудов меда да 16 руб. и 4 гривны денег.

Через семь лет, в 1561 г., последовала новая перепись Высоцкой волости. Проводил ее присланный из Коломны князь Андрей Иванович Елецкий. От этой переписи сохранилась также сотная с Коломенских книг. Перепись, проведен­ная вскоре после первой, явно имела целью сбор сведений о состоянии волости накануне ее передачи в Чудов монастырь. В Высоцкой волости по-прежнему 95 черных деревень, 13 починков. Но значительно увеличилось число крестьян­ских дворов. Вместо 267 их стало 409, а крестьян в них вместо 288 — 430. Больше распахивалось пашни — 3802 чети. Лесу пашенного было 156 десятин, да непа­шенного лесу 270. Сена ставилось 4325 копен. Как видим из цифр, в волости наблюдался хозяйственный подъем. В сохранившемся списке того же писца дается перечень пашни в вытях и указывается оброк. В вытй на худых землях было от 10 до 12 четвертей. Оброк брался по одному рублю с выти. А вскоре состоялся обмен. Высоцкая волость была передана Чудову монастырю, себе же царь Иван Васильевич взял в Вяземском стане с. Спасское, ранее принадле­жавшее Чудову монастырю, в котором было примерно такое же количество земель. Причина обмена до сих пор неясна. То ли царь решил выполнить жела­ние своей супруги Анастасии Романовны, которая якобы просила перед своей кончиной Ивана Васильевича передать монастырю Высоцкую волость, бывшее владение свт. Алексея, перед памятью которого она благоговела и которому поклонялась, то ли нужна была царю ямская слобода в Вяземском стане. Авто­ры, описывающие этот факт, склоняются к первой причине.

Спустя два года после смерти супруги, 21 ноября 1562 г., Иван Грозный послал крестьянам с. Высокого послушную грамоту: «… и вы бы все крестьяне, на погосте и в деревнях и на селищах живут Михайлова Чуда архиман­дрита Левкию з братиею слушали, пашню на них пахали и оброк им платили». Через два дня, 23 ноября 1562 г., царем была подписана жалованная гра-. мота Чудову монастырю. «Се яз царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси пожаловал Архистратига Михайлова Чуда и великого чудотворца Алексея митрополита Киевского и всея Руси, что на Москве в старом городе — архи­мандрита Левкию с братиею или кто в том ихнем архимандрит в монастыре будет… Дал есми им в дом к архистратигу Михаилу и к чудотворцу Алексею в Коломенском уезде волость Высоцкую, а в нем погост, а на погосте церковь Егорий великий…» Далее в грамоте идет перечисление всех деревень, починков, селищ и всех крестьян, которые «учнут жити на их монастырской волости… и что наши наместники Коломенские и волостели, тиуны о суде на всяких делах ходят у них по нашим прежним жалованным грамотам. Дана Грамота на Москве. Лета 7071 года ноября в 23 день».

8 сентября 1563 г. царь Иван Васильевич направил грамоту в Коломну ключнику Василию Ивереневу, в которой указывал, чтобы в «нынешнем семь­десят втором году впредь с волости Высокой оброк списал и оброки денежные и медвяные» впредь не имал, окромя «ямских денег и за ямчугу».

Так Высоцкая волость становится вотчиной Московского митрополичьего Чудова монастыря.

Некоторые авторы склонны упрощенно объяснять происхождение названия с. Высокого, якобы оно происходит от расположения его на высоком месте. Од­нако с древних времен для обозначения высот использовались термины — гор­ка, гора, холмы, крутины. Слова же «высокий», «высокоумный», «не мыслите высоко» употреблялись для обозначения состояния ума, положения человека в обществе.

Еще гольштинец Адам Олеарий, посетив в XVII столетии Россию, заметил, что весь народ в России «делится на высокий и низкий люд». К «высокому люду» относились князья, бояре, Патриарх, митрополиты, а к «низкому» — крестьяне, горожане, купцы, мещане и клирики городских и сельских церквей.