Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49
10 апреля 2012, 01:10

«Живите и будьте счастливы!»

На районном фестивале «Радуга талантов» этот коллектив стал лауреатом 1 степени среди театральных коллективов и получил Диплом за лучший актерский ансамбль. Это неудивительно, без ложной скромности можно сказать — они могли бы стать труппой настоящего детского театра, а пока вот уже пятый год работают на базе школы № 4. Коллектив называется «Аном@лия», а  режиссером-постановщиком этого таетра является Любовь Ларина.

— Люба, Вам всего 23 года, но, глядя на то, как играют дети, как глубоко они погружаются в тему войны, блокады Ленинграда (сценарий спектакля «Живите и будьте счастливы» написан на основе трех подлинных историй) чувствуется, сколько труда вы вложили в эту работу. Здесь дети не играют прилежно свои роли по сценарию, а проживают на сцене судьбы таких же по возрасту детей — Тани Савичевой, еврейской девочки Анны Франки, девочки с журавликами, на долю которых выпали непростые испытания голодом и войной. Почему Вами выбрана именно эта тема?

—  Тема блокады — это прививка отравнодушия. Для меня главный жизненный девиз — быть человеком. Так меня воспитали. И если я через спектакли, через привитие любви к чтению книг могу ребятам объяснить, как важно научиться быть добрее, терпимее и более вдумчиво относиться к жизни, значит — работаю не зря. Я люблю спектакли с нравственным подтекстом, по заказу ставить что-то веселенькое — не хочу. Этого много по ТВ и вокруг нас, а чтобы сытые, довольные и физически крепкие дети посмотрели и подумали — этого нет. А у нас они думают. Порой даже «оторвы-двоешники» с такими повлажневшими глазами смотрят на сцену, а потом подходят и как-то серьезно говорят: «Спасибо!», что понимаешь — ради этого стоит работать дальше. Мы не ждем оваций после спектакля — некоторые зрители не сразу могут всё понять и принять, не до всех доходят наши задумки. Есть зрители, которые смотрят, затаив дыхание, есть те, что перепутали спектакль с кино и открыто целуются на последних рядах но, главное, — мы понимаем, для чего это делаем и для кого. Я всегда говорю студийцам: «40 минут идет спектакль, а значит, на 40 минут они — наши: вот их открытые души! Мы туда входим ,кладем всё, что хотим, аккуратно закрываем и уходим, не требуя восторгов и комплиментов».

Есть те, кто не дорос до серьезных пьес или у кого защитная реакция — смех: когда бегут от правды, прячутся за масками, а потом, когда маску срывают, становится вообще непонятно, как жить? Как общаться со взрослыми, как найти взаимопонимание с родителями и одноклассниками? Что важно, а что нет в жизни? Вопросов у ребят в момент взросления много, и мы на многие из них даем- Как начиналось становление студии и почему Вы решили заняться театром?

— Я сама закончила эту школу, мама — учитель истории. Была репутация хорошей девочки, тихони, которая особо никак не выделялась. Мама  воспитывала меня правильно, всегда говорила: «Ты ребенок абсолютно незвездный, ты ребенок — совсем обычный. Будь честным хорошим человеком и всё у тебя будет!» Если бы мне тогда сказали, что я буду связана с театром — никогда бы не подумала. С детства любила читать и смотреть спектакли — начинала ходить в театр-студию, но режиссер сказал, что мое место не на сцене, а в зрительномзале, увы… С тех пор для меня стало основой моего отношения к детям- ни в коем случае нельзя кричать, ибо можно закрыть все двери к ним вдушу, и ещё — в ребенка надо верить. Потому что бывает — пришел к тебе комок страданий: тихо говорит, казалось бы, ничего не может получиться — совсем безнадежный в плане актерства,но если найти к нему подход — этот ребенок будет играть лучше других. У меня в студии такие случаи постоянно. Надо просто верить — он не сразу будет играть и откроет душу, но потом когда сыграл хорошо, то сам порой непонимает — откуда это в нем? Со мной было то же самое. Когдая после школы поступила в библиотечный колледж в Москве, там была театральная студия, а режиссером и моим первым театральным учителем была режиссер с театральным об-разованием, любимейшая ученица Василия Ланового — Ксения Ивановна Падэй. Она во мне что-то увидела -хоть я долго сопротивлялась — ведь я совсем обычная! Её вера в меня начала давать результаты — появились актерские работы. А потом художественное чтение, — я участвовала наразличных конкурсах, в том числе и на российском уровне — ездила на Дельфийские игры в 2007 году, читала стихи Джалиля, Горького, Лавренева. После колледжа поступила в Университет культуры в Химках, поскольку не теряла связи с учениками, учителями своей школы, как-то летом мама сказала — давай в школе поставим спектакль? И мы с моими друзьями, нас человек десять, ставим первый большой спектакль «Кентервильское привидение» по Оскару Уайльду — такая миленькая лирическая сказка о том, что человек, совершивший что-то плохое, может исправиться, если в него верят люди..

Названия студии не было, репетировали то в школе,то дома, без всяких денег; костюмы, декорации шили сами. Полгода репетировали и 7 марта — премьера спектакля! Помню, как после первого прогона все ушли за кулисы и — тишина, сами не поняли — стоим в недоумении,а что мы сделали-то? Да спектакль мы сделали, который шел 40 минут — со светом, музыкой, костюмами. Мы его«катали» по школе, и дети удивлялись: как так, — вчера он у меня списывал, а сегодня играет на сцене, а я плачу, отчего-то мне его жалко. Потом начали приходить другие ребята — так образовалась студия, назвали мы её «Аном@лия». Название оправдало себя за 5 лет в полной мере, потому что сейчас в нашем мире люди, которые занимаются чем-то для души, (особой материальной выгоды это не приносит), всё равно продолжают этим заниматься, потому что не могут по-другому. Это действительно жизненная аном@лия — в материальном мире, где всё меряется деньгами — работать за идею и интерес. Каждый год мы ставим по одному спектаклю, после первого появился спектакль — «Поллианна», где говорится о том, что в человеческих отношениях доброта растапливает зиму в сердцах. Повторюсь — все спектакли проблемные — нравится серьезный спектакль «Безумная Евдокия» по пьесе Анатолия Алексина о слепой родительской любви и отношении: родители — дети — школа. Мне приятно, когда учитель литературы берет на диске наш спектакль и иллюстрирует им свой урок, дети смотрят «в живую» на героев книги. Этот спектакль показывали и в рамках родительского собрания, по отзывам родителей — они узнают в героях себя, детей и больше их понимают. Я проводила еще и тренинги, где учила, как правильно двигаться, как говорить — на занятия приходили ребята. Мне предложили вести в школе театральный кружок, начала работать официально. Набирала группы и старших и младших ребят и школа как бы делится на 2 части: те, кто когда-то ходил в студию, и те, кто знает о нас, любит и уважает наше творчество. Я к себе не привязываю — кто-то вырастает — и нет времени, кто-то стал увереннее — добился того,чего хотел и они уходят… Сейчас игровой состав студии — сорок человек. — Как выбираете произведение?- На постановку спектакля уходит год — выбирается произведение, актеры и т.д. Беру то что мне нравится- часто просто книгу, и по ней пишу пьесу. Как? Не знаю… Всегда завидовала музыкантам и художникам, что они могут сочинять музыку и рисовать. Для меня — это великое таинство, я к нему прикасаюсь в режиссуре. Потому что есть книга, которую написал автор, я же её беру и с огромным уважением к тому, что написал автор, делаю что-то свое. Мне нравится фраза — режиссер часто именует себя художником, и он творит тогда, когда находится в состоянии постоянного стресса.

В жизни у меня нет каких-то стрессовых моментов, но, тем неменее, мое отношение к жизни отражается в спектаклях — меняюсь я, меняется мое отношение к жизни, меняются темы, которые поднимаем, меняются спектакли. Есть у нас и комедия по сказке Милна — «Принц-кролик», типичная сказочка, (все костюмы мной шились вручную). Легкая комедия с элементами КВН, где детям было где разгуляться в своем актерском мастерстве. Мы с ним в марте ездили в г .Долгопрудный на областной фестиваль «Мельпомена», где нас запомнили.

— Откуда пришла идея использовать белые перчатки? Глядя наних, сразу акцент на пластику…- Это все в детях. Порой ребеноки сам не знает, что сам это может. Я многому не учу, руки в перчатках — мое последнее ноу-хау. Я как та сорока,если что вижу интересное — тащу всвое гнездо. Перчатки увидела в Питере (в театре рук, где люди ими делают фигуры и слова), выкроила сумму денег, купила их и думаю, что с нимибуду делать? Потом поняла — не умею делать до тех пор, пока не начну пробовать. Приходили, одевали и через год это стало выливаться в интересные вещи — теперь они превращаютсяв деревья и фигуры, птиц зверей, т.е. разные фантазии, а пластика детская в них самих. Я бы не смогла сделать ни одного спектакля, если бы не доверяла детям, а они — мне… Мы с ними друзья. И я верю, что в каждом ребенке есть внутренний потенциал, который нельзя потрогать руками или измерить, у кого он больше или у кого-то нет вообще. Он есть у каждого и со временем раскрывается по-разному. Эта пластика — их душа, а спектакль«Живите и будьте счастливы» играется почти без костюмов и декораций,за которые нельзя скрыться. Главное здесь — действие и слово. Вот такая она, Любовь Ларина.Вроде бы совсем обычная, современная девушка — любит с друзьями смотреть в спортбаре футбольные матчи, — любимая команда «Манчестер Юнайтед», слушает не только Бетховена, как все думают, но любит и панк-рок…

— Я — современная девушка, единственное — не гонюсь за модой, и  пить-курить — это не для меня. Я свой выбор сделала и это хорошо, когда в одном человеке мирно уживаются современность и нравственность, кто мешает мне быть вдумчивым человеком? Я не закрываюсь в своей ракушке от жизни и от людей. Я люблю театр, люблю размышлять о жизни, и если всё это соединить в спектакле — будет интересно. Часто слышу — зачем я это делаю, да еще за небольшие деньги? Может быть, кому-то трудно понять, но я занимаюсь тем, что мне нравитсяи очень хочу, чтобы и дети научились любить, дружить, думать и сопереживать. Тогда мир изменится к лучшему!