Секретарь, адвокаты
8 (49640) 4-34-53
Заведующий
8 (49640) 4-08-49

ЗОЛОТАЯ НИВА ХЛУДОВЫХ

Остановившийся было в своем развитии Егорьевск в 1840-е гг. неожиданно получает новый импульс. В то время во многих городах России возникают мно­гочисленные текстильные фабрики, вырабатывающие хлопчатобумажные тка­ни — легкие, красивые, более дешевые, чем льняные и шерстяные, и пользую­щиеся большим спросом у населения. Слухи о том, что фабриканты получают значительные суммы денег от своих производств, будоражили умы московских купцов. Увлекло новое дело и братьев Хлудовых. Когда они приехали в Егорь­евск для покупки земли под строительство прядильной фабрики, они еще не подозревали, что распахивают золотую ниву.

Их отец — Иван Иванович, из рода Хлуденковых, казенных крестьян д. Акатово Егорьевского уезда, заработав небольшой капитал на продаже до­мотканых изделий — кушаков и поясов, — переехал в 1817 г. с женой и детьми в Москву, к своему дяде по жене Афанасию Емельяновичу Щекину и приписал­ся к московскому купечеству 3-й гильдии. Дела его вначале шли не слишком успешно — он то приезжал в Егорьевск, то возвращался в Москву. Так и не заведя большого дела, он неожиданно умер в 1835 г., оставив 200 тыс. руб. ка­питала своим многочисленным детям, из которых четверо — Назар, Алексей, Герасим и Давыд — были еще несовершеннолетними. Дети согласились капи­тал не делить, а пустить его в дело. Но какое? Среди их знакомых были Моро­зовы, Найденовы, Прохоровы, Крестовников, Бахрушины и немец Людвиг Кноп, несколько лет проработавший на текстильных фабриках в Манчестере, где он изучал прядение, ткачество и набивку на хлопчатобумажные ткани. Вскоре Кноп стал российским представителем Англии по продаже текстильного оборудова­ния и американского хлопка. Знакомые купцы и надоумили Хлудовых завести дело по производству пряжи где-нибудь в глубинке. Таким идеальным местом мог стать Егорьевский уезд, откуда родом был их отец и где в изобилии имелись рабочие руки, свободные земли, много леса, нужного для фабрик, где в каждом крестьянском доме стояли самодельные ткацкие станы и существовала лишь одна небольшая ткацкая фабрика Кондратия Князева с 45 ручными станками, открытая в 1842 г.

Алексей и Герасим Хлудовы совместно со старшим братом Савелием, вы­деленным из пая отца, в 1843 г. приехали в Егорьевск и купили у городской управы 12 десятин земли за 30 руб. годового оброка в потомственное владе­ние: земля располагалась на левом берегу р. Гуслицы, близ д. Русанцево. Прежде чем приступить к строительству, участок пришлось осушить, завезти тысячи возов песка. Пока возводилось фабричное здание, Алексей Иванович и Людвиг Кноп уехали в Англию закупать фабричное оборудование. 8 ноября 1845 г. фабрика, оснащенная новейшими английскими станками, была пущена с помощью специалистов, приехавших также из Англии. За смену вырабаты­валось до 60 пудов отличной пряжи при 300 работающих. Всю пряжу понача­лу покупали местные купцы и крестьяне ближайших селений.

Производство Хлудовых сразу заявило о себе. Вскоре его годовая выработка достигла 900 тыс. руб. С пуском Хлудовской мануфактуры произошло необык­новенное пробуждение фабричного ткацкого дела как в городе, так и в уезде. В городе появились ткацкие фабрики Кашуриных, Карцова, Комарова, расшири­лась фабрика Князева, и все они работали на хлудовской пряже; а в уезде, в д. Шувое, были выстроены две фабрики купчихи А. Л. Смирновой; позже появи­лись заведения Филатовых, Курносова, в с. Абрамовка — И. Е. и Е. И. Морков­киных, в д. Клеменово — купца Савельева. В 1855 г. начала работать ручная ткацкая фабрика Н. М. Бардыгина, а через некоторое время и вторая — кра­сильная. Продукция Хлудовых пользовалась большим спросом, и производство постоянно расширялось. Совершенствовалось и качество пряжи. На выставках, проходивших как в России, так и за рубежом, изделия Хлудовых неоднократно получали серебряные и золотые медали. Их продукции государство присвоило Государственный герб, Алексей и Герасим были удостоены звания мануфактур-советников и награждены орденами св. Станислава 2-й степени. К 1859 г. годо­вое производство фабрик составляло 2,5 млн руб., в то время как все фабрики и заводы Рязанской губернии производили продукции всего на 500 тыс. руб.

К концу 1850-х гг. умерли Савелий (1855) и Назар (1858) Хлудовы, а Давыд отошел от дела. Производство продолжали Алексей и Герасим — их фирма называлась «А. и Г. Ивана Хлудова сыновья». К середине 1860-х гг. Хлудовы становятся заметными в среде московского купечества, будучи почетными граж­данами, купцами 1-й гильдии. Алексей в 1859 г. избирается старостой москов­ского купечества, а затем становится председателем биржевого комитета. С Ге­расимом советуются по финансовым вопросам министры. Оба брата заводят в Москве богатые особняки, устраивают приемы знатных гостей, среди которых бывают российские и иностранные государственные деятели. Оба брата ведут широкую благотворительную деятельность. В Егорьевске они построили жилые казармы для рабочих, больницу, богадельню, приходское училище, в 1869 г. провели железнодорожную ветку от ст. Воскресенск, соединив тем самым Егорь­евск с Рязанью и Москвой. Значительные суммы были пожертвованы ими на украшение церквей, монастырей, на устройство различных приютов, больниц. В Москве Хлудовы построили богадельню, палату для неизлечимо больных жен­щин, ремесленную школу, детскую больницу.

Оба брата, Алексей и Герасим, по примеру других купцов были страстны­ми коллекционерами — Алексей скупал старообрядческие книги, древние ру­кописи, среди которых были манускрипты XIV—XVI вв. и даже Псалтирь IX в. Герасим собирал картины русских живописцев — Брюллова, Перова, Федото­ва — и некоторых иностранных. К концу жизни у него оказалась большая коллекция, которая, к сожалению, была после его смерти разделена между наследниками и лишь часть ее попала в Третьяковскую галерею.

Наследников у обоих братьев было много. У Алексея — четыре сына. Са­мым способным оказался Иван Алексеевич, который, как говорится, пошел в отца. Он неоднократно ездил в США для изучения «хлопкова дела». Однажды, когда хлопок перестал поступать на фабрику из-за войны, ведущейся в Штатах между Севером и Югом, и производство пряжи снизилось с 500 пудов до 100 и менее, Иван Алексеевич поехал в Англию, нанял там военный крейсер и напра­вился в США отвоевывать купленное сырье. На обратном пути он попал в плен к северянам. Хлопок был конфискован, а сам он еле-еле был вызволен русским посольством. В 29-летнем возрасте Иван Алексеевич’неожиданно скончался в Самарканде, куда приехал по торговым делам.

Один из основателей Хлудовской мануфактуры, Алексей Иванович, в оре­оле славы неожиданно скончался в 1882 г. в возрасте 64 лет. Все его состояние, оцененное в 14—16 млн руб., досталось в основном старшему сыну Михаилу Алексеевичу. Но у Мишки, как его тогда называли, не было большого желания заниматься фабричным делом. Он вел свободную, разгульную жизнь и в 1884 г. продал свой егорьевский пай Герасиму, в руках которого с того времени сосре­доточился весь хлудовский капитал. Герасим Иванович стал расширять свое дело, увеличивая производство и доходы. Но и он ненадолго пережил старшего брата — скончался в 1885 г. в возрасте 63 лет. Наследницами стали четыре его замужние дочери: Прасковья Герасимовна Прохорова, Клавдия Гераси-мовна Вострякова, Александра Герасимовна Найденова и Любовь Герасимов­на Лакутина. К этому времени уже было образовано «Товарищество на паях егорьевской бумагопрядильной фабрики бр. А. и Г. Хлудовых», куда вошли пайщиками некоторые члены семей Хлудовых и их родственники. После смерти Герасима Ивановича к управлению фабриками пришли мужья дочерей — Дмитрий Родионович Востряков, Александр Александрович Найденов (млад­ший) и Родион Востряков; лишь Александра Герасимовна сохраняла за собой какое-то время пай, будучи членом правления Товарищества. После смерти Г. И. Хлудова членом правления была также его вдова Пелагея Давыдовна, но и ее в 1887 г. не стало. Однако даже после смерти основателей Хлудовской мануфактуры «Товарищество на паях бр. А. и Г. Хлудовых» продолжало ус­пешно развиваться.

Один из братьев Хлудовых, Давыд Иванович, сначала также был в фаб­ричном пае и получал значительные доходы. Но с 1850-х гг. он больше стал увлекаться церковной благотворительностью, избран был старостой городско­го собора, а в 1857 г. его избрали городским головою, на посту которого он пробыл до 1861 г. Тогда же он отошел от фабричной деятельности и целиком отдался делу церковного обновления, на которое жертвовал большие деньги. Еще в 1852 г. он вместе с братьями Назаром, Алексеем и Герасимом пожер­твовал 12 тыс. руб. на создание народного ополчения. В 1857 г. они отдали 7,5 тыс. руб. пострадавшим от неурожая. Такую же сумму пожертвовали на полушубки для гренадерского полка, за что получили благодарность государя. В начале 1860-х гг. Давыд Иванович дал 20 тыс. руб. на строительство Ни­кольской церкви в с. Крутины. В начале 1870-х гг. он потратил свыше 65 тыс. руб. на строительство церквей и восстановление строений Богословского мона­стыря под Рязанью. К концу своей жизни он остался в глубокой бедности. За двадцать с лишним лет постоянной благотворительности по ходатайству св. Синода Д. Хлудов «за примерное усердие» был пожалован орденами св. Анны 2-й и 3-й степеней, св. Станислава 2-й степени, св. Владимира 4-й степени и не успел получить орден св. Владимира 3-й степени. Он умер 4 апреля 1886 г. Его имя чтит и помнит братия Богословского монастыря до сего дня, устраивая молебны в день его кончины.

В «Статистическом обзоре фабрично-заводской промышленности за 1894 год», составленном фабричным инспектором Рязанской губернии Н. Н. Мартыновым (Рязань, 1895), находим следующие данные о состоянии промышленности г. Егорьевска: бумагопрядильная фабрика бр. А. и Г. Хлу­довых. Производство продукции в год составляет 7 млн руб.; бумаготкацкая фабрика той же фирмы — 2700 тыс. руб; ткацкая фабрика Н. М. Бардыги-на — 641 тыс. руб.; ткацкая фабрика торгового дома «Кондратия Князева сыновья» — 160 тыс. руб.

К этому времени на фабрике Хлудовых вырабатывалось 406 тыс. пудов пряжи и 700 тыс. кусков миткаля на 1360 самоткацких станках. На фабриках работало 5500 человек.

На 1 января 1900 г. капитал фирмы составлял 14 618 тыс. руб. На фабрике трудилось 6659 человек. Чистая прибыль составляла 370 тыс. руб.

Правление хлудовских фабрик широко привлекало иностранных специали­стов. Первым директором был Фома Отсон, в отделах работали Ригг, Лунд, Форватер, Марзден. Даже в 1914 г. зав. прядильной фабрикой был англичанин Василий Васильевич Иствуд, зав. ткацкой фабрикой — германский подданный Иосиф Серафимович Иенн, зав. механическим отделением — английский под­данный Альфред Андреевич Гилле.

Всем комплексом мануфактуры в начале XX в. руководил доверенный прав­ления, инженер-механик Александр Александрович Найденов (ум. 1916).

В начале 1919 г. все хлудовские фабрики были национализированы и пере­шли в собственность государства. До 1922 г. они стояли из-за отсутствия сырья и ухода иностранных специалистов. Лишь в 1922 г. объединенные фабрики на­чали работать в одну смену с новым наименованием — фабрика «Вождь проле­тариата». Однако в полную силу она заработала лишь в конце 1920-х гг. Не­смотря на новое название, в народе фабрика по-прежнему слыла Хлудовской.

В 1993 г. в Егорьевске по инициативе работников краеведческого музея состоялась встреча с наследниками Алексея и Герасима Хлудовых, прожива­ющими сейчас в Москве. Из четырех человек, приехавших на встречу, лишь правнучка Мария Сергеевна носит фамилию Хлудова. Однако мало кто из потомков хорошо знал о делах своих дедов и прадедов в Егорьевске. В годы советской власти ни они, ни их отцы не упоминали, что их предки были круп­ными купцами-фабрикантами, известными людьми не только в Егорьевске, но и в России. Приехав на праздник, посвященный Хлудовым, они были тронуты, узнав, что в Егорьевске Хлудовых чтут как одних из зачинателей русской тек­стильной промышленности и как создателей условий благополучной жизни егорьевцев. Не будь Хлудовской мануфактуры, Егорьевск, возможно, так и остался бы заурядным провинциальным городишкой, каким он был в первой половине XIX столетия. С постройкой Хлудовской фабрики развитие промыш­ленности в Егорьевске шло бурно. Хлудовские предприятия составляли эконо­мическую основу жизни города, давая работу почти 6 тыс. человек.